Вместе и рядом: 6 домов, где нет места одиночеству

29 ноября в рамках Moscow Urban Forum прошел фестиваль об архитектуре человеческих отношений «Ближе». Главная тема мероприятия – одиночество, основной вопрос – «Неужели это неотъемлемая составляющая жизни в большом городе?». Посетили одну из лекций «Ближе» – «В поисках нового человека: проектирование личной жизни в ХХ веке», где руководитель проекта «Москва глазами инженера» Айрат Багаутдинов объяснил, как дома-коммуны создали нового человека. Вот топ шесть зданий, которые стали эталоном «обобщенного быта», где не было места одиночеству.

Дом бесплатных квартир братьев Бахрушиных

Вместе и рядом: 6 домов, где нет места одиночеству

Фото: wikimedia.org/NVO

Год строительства: 1902

Софийская набережная, 26/1, строение 1

Филантропы братья Бахрушины построили дом-коммуну, где сдавали квартиры бесплатно, но только двум категориям граждан: вдовам с детьми и незамужним девицам, получающим среднее или высшее образование. Обе категории материально незащищенные: женщине некогда работать, если у нее есть маленькие дети, а девицам лучше посвятить время учебе. В доме было более 450 комнат, часть из них – по 20 квадратных метров, где жили матери с детьми, остальные – по 40 квадратных метров на четырех студенток. Инфраструктура была довольно развитая: душевая, прачечная, храм, библиотека, бесплатная столовая, школа, детский сад и два среднеспециальных заведения: девочек обучали шитью, мальчиков – столярно-слесарному делу. Сейчас в этом здании на Софийской набережной штаб-квартира «Роснефти».

Дом дешевых квартир Солодовникова

Вместе и рядом: 6 домов, где нет места одиночеству

Фото: um.mos.ru/Константин Гацунаев

Даты строительства: 1906-1908

Гиляровского, дом 57

Дом Солодовникова – эксперимент в области социального проектирования. Адрес дома – улица Гиляровского, 65, ближе к эстакаде Третьего транспортного кольца. В начале XX века это была окраина Москвы. Дом дешевых квартир – презентабельное жилье c декором и хорошим качеством кладки, вполне сопоставимым с московскими доходными домами. Строил его модный в то время петербургский архитектор Мариан Перетяткович: для создания простого дома для рабочих пригласили одного из лучших зодчих начала XX века.

Проект Солодовникова – дом для холостяков. Здесь было около 200 комнат, каждая – по 6 квадратных метров, из мебели – кровать и стол. В среднем в начале XX века подобные квартиры в ночлежках арендовали по цене один рубль за квадратный метр. Месячная оплата квартиры в доме Солодовникова была такой: четыре рубля за комнату на первом этаже, пять рублей – на всех остальных. У дома был ряд преимуществ: кирпичные стены, глухие перегородки, электричество, водопровод и канализация. Также здесь была инфраструктура: баня, столовая, амбулаторный и медицинский кабинеты.

Дом Нирнзее

Вместе и рядом: 6 домов, где нет места одиночеству

Фото: wikimedia.org/Argumentumadabsurdum

Годы строительства: 1912-1913 годы

Большой Гнездниковский переулок, 10

Автор проекта – Эрнст-Рихард Нирнзее. Это был дом для холостяков с небольшими квартирами-студиями, которые различались по квадратуре: от 20 до 40 квадратных метров. Здесь не было отдельных комнат под кухни, зато были ниши, куда помещались плита и умывальник. За инфраструктуру дома отвечали частные арендаторы. Например, на первом этаже был театр-кабаре «Летучая мышь», где развлекались актеры Московского художественного театра, на крыше – кафе «Крыша» и смотровая площадка. Кстати, до 1932 года одиннадцатиэтажное здание считалось самым высоким в Москве. Но в 30-е годы построили Дом на Набережной.

Дом-коммуна на улице Орджоникидзе

Вместе и рядом: 6 домов, где нет места одиночеству

Фото: Москва 24/Владимир Яроцкий

Годы строительства: 1929-1930

2-й Донской проезд, 9

Одно из самых известных жилых зданий промышленного архитектора Ивана Николаева. Дом-коммуну строили специально для общежития Технического института. И это потрясающий пример полного обобществления быта. В здании было несколько корпусов: главный – жилой, 1500 маленьких ячеек площадью около 6 квадратных метров на двоих студентов. Предполагалось, что ячейки нужны только для сна, а все остальное время молодые люди должны проводить на территории общежития. После пробуждения они отправлялись в санитарный корпус, где умывались и принимали душ, затем шли в общественный, где были столовая и библиотека, также у дома-коммуны был свой студгородок под открытым небом. Почему проект был успешным? Во-первых, аудитория общежития – студенты, у них мало личных вещей, так что большие комнаты им априори не нужны, а во-вторых, они любят проводить время вместе с друзьями: им все равно где спать, главное, что вокруг все свои. Подобная модель общежития перестала существовать в 1950-е годы. Дом перешел Московскому институту стали и сплавов, здесь сделали общежитие с большими комнатами на четырех человек.

Дом Наркомфина

Вместе и рядом: 6 домов, где нет места одиночеству

Фото: Агентство «Москва»/Александр Авилов

Годы строительства: 1928-1030

Новинский бульвар, 25, корпус 1

Нельзя назвать дом Наркомфина домом-коммуной, его архитектор Моисей Гинзбург называл свой проект домом переходного типа: жилой, коммунальный и хозяйственный корпуса не были соединены одной крышей. В доме Наркомфина была развитая инфраструктура, в том числе работали детский сад и столовая. Предполагалось три типа квартир: F – 33 квадратных метра, К – 70, 2F – 100. Самыми удачными и экономически-эффективными оказались ячейки F. Они устроены так: в коридор выходят пары дверей, одна ведет в квартиру на пол-этажа выше, другая – в квартиру на пол-этажа ниже. Внутри две комнаты – гостиная с потолками 3,5 метра и спальня 2,25 метра – с намеком на то, что тут в основном проводят время в горизонтальном положении. За счет уменьшения высоты вспомогательных помещений Гинзбург смог как бы «запихнуть» коридор между двух квартир, именно это и дало желаемую экономию: стоимость квадратного метра была сравнима с ценой метража кирпичном доме с деревянными перекрытиями.

Дом аспиранта и стажера МГУ

Вместе и рядом: 6 домов, где нет места одиночеству

Фото: wikimedia.org

Годы строительства: 1965-1971

Шверника, 19

Удачный проект дома нового быта архитектора Натана Остермана, который был сторонником принципа соучастного проектирования, то есть все жильцы будущего дома обсуждали проект. Остерман собрал фокус-группу, где каждый смог высказаться и объяснить, чего хочет. В итоге 50% требований жильцов были исполнены: помимо базовой инфраструктуры (столовой и спортзала), были бар, бассейн, буфет, детские игровые зоны. Здание не дошло до советских семей, его отдали стажерам МГУ.

02 декабря