«Лучший автор адаптации – мертвый автор» или как пережить экранизацию собственной книги

Как реагируют авторы, когда сценаристы переписывают их произведения? Нравятся ли им экранизации? На литературной ярмарке Non/fiction писательницы Яна Вагнер и Гузель Яхина рассказали, как отнеслись к тому, что их книги стали основой для сериалов, а также о том, какие изменения произошли с их текстами на экране.

Яна Вагнер, автор романа «Вонгозеро»

Сериал «Эпидемия» вышел на платформе Premier в ноябре 2019

«Лучший автор адаптации – мертвый автор» или как пережить экранизацию собственной книги

Мария Спивак и Кирилл Кяро в сериале «Эпидемия». Фото: Premier

Как только вы получаете предложение об экранизации вашей книги, вы подпрыгиваете до потока. Вы понимаете, что историю, которую вы сочиняли ночью на кухне, превратят в кино, что персонажи, которых вы создали, оживут, начнут ходить, разговаривать. Вы чувствуете себя невероятно. Но потом начинаются самые разнообразные сюрпризы, к которым вы не были готовы. Историю, которую вы написали, нужно отдать другим людям. Если вы Джордж Мартин, то вы, наверное, можете сильно вмешиваться в процесс создания сценария. Но чаще всего, к сожалению, происходит не так. Писатель в кино – фигура лишняя, раздражающая. Он мешает, он ревнует, у него с этой историей свои личные отношения. А когда ее начинают перекладывать на экран, автор пытается шантажом, мольбами, угрозами максимально сохранить свою историю. Но это невозможно. Я мало знаю романов, которые можно полностью перенести на экран. Это просто так не работает, это другой вид искусства.

Есть два способа относиться к происходящему: сопротивляться или пытаться получать удовольствие. Я выбрала второй путь. Пока вышла только половина материала, но уже ясно, что изменился ракурс. У меня – камерная драма, монолог испуганной женщины на фоне разваливающегося мира, частная трагедия небольшой группы людей. А кино – громкий, жанровый, динамичный проект для массового зрителя, в центре которого –мужчина и его женщины. При этом – прекрасные актеры, проект показали на Каннском кинофестивале. В конце концов первый русский жанровый сериал о конце света сняли по моему роману – это в любом случае повод для гордости.

Сейчас я с большой активностью пытаюсь ворваться в процесс экранизации следующего произведения «Кто не спрятался», чтобы оправдать свою беспомощность с первой работой. Я понимаю, что это два разных вида искусства, но мне хочется верить, что писатель способен создать хороший сценарий. Конечно, есть множество нюансов, поэтому писать его в одиночку было бы рискованно. Надеюсь, что в следующем проекте мне удастся стать соавтором сценария.

Видео: YouTube/PREMIER


Гузель Яхина, автор романа «Зулейха открывает глаза»

Одноименный сериал должен выйти весной 2020

«Лучший автор адаптации – мертвый автор» или как пережить экранизацию собственной книги

Актриса Чулпан Хаматова в роли Зулейхи на съемочной площадке. Фото: ТАСС/Егор Алеев

Роман «Зулейха открывает глаза» изначально родился как сценарий. Он был написан мной во время учебы в Московской школе кино, а потом я конвертировала его в литературный текст. Я тоже была очень счастлива, когда получила предложение об экранизации. Оно, кстати, достаточно быстро пришло. Но так как я уже представляла эту историю на экране, я предполагала, от чего могут отказаться при экранизации.

Я когда-то давно мечтала писать языком литературы, а потом переводить на язык экрана. Мне казалось, что очень здорово и правильно, если автор сам делает сценарий по своему произведению. Но когда получила это предложение, я от него отказалась, потому что поняла, что очень долго жила с этой историей и жить еще пару-тройку лет (потому что фильм создается достаточно долго) не могу. Потом ты настолько срастаешься с этим, что не можешь отделиться. Тем более невозможно писать сценарий и параллельно другой роман. Кроме того, было бы очень сложно резать свою историю, помещая в рамки телевизионного сериала. Наверное, это было бы больно. Я понимала, что адаптация произведения – процесс жесткий. На сценарном факультете мы делали такие работы. Как мы калечили бедных классиков, когда переводили их на язык экрана! Я понимаю, как это сложно. Поэтому по отношению к своему произведению я попыталась это понимание сохранить.

«Лучший автор адаптации – мертвый автор» или как пережить экранизацию собственной книги

Фото: ТАСС/Егор Алеев

Моя книга практически полностью перенесена на экран. Единственное кардинальное изменение – появилась русская женщина Настасья, ее сыграла Юлия Пересильд. Это сборный образ из нескольких небольших, которые есть в тексте. И благодаря этому образу образовался крепкий любовный треугольник: в романе его нет, а в фильме есть.

Лучший автор адаптации – мертвый автор, потому что он ни к кому не пристает. Я это осознавала, поэтому не стремилась вникать в кинопроцесс, влиять на него, тем более у меня не было для этого инструментов. Я решила, что буду помогать как смогу, – по запросу, но не больше. Мне было важно, чтобы были соблюдены базовые, важные вещи, например, чтобы трагедия раскулачивания не была перекрыта мелодрамой. Это я озвучила режиссеру и продюсеру – и в фильме увидела, что так и есть. Но это только режиссерская версия, от нее я пришла в восторг. К сожалению, в процессе приемки фильма могут быть правки.

Видео: YouTube/Россия 1

Фото обложки: ТАСС/Юрий Смитюк; РИА Новости/Екатерина Чеснокова

09 декабря, 2019