«Дом под рюмкой»: рецепт от пьянства и любовь к модерну

Самое известное здание в начале Остоженки – доходный дом Якова Филатова, известный как «дом под рюмкой». Рассказываем настоящую историю и расхожие легенды.


Фото: портал Москва 24

Элегантное здание в стиле модерн: затейливые рельефные узоры, керамический фриз над окнами пятого этажа, а главное украшение – колоколообразный шатер над угловой башенкой, похожий на перевернутую вниз рюмку.

Популярная московская легенда гласит, что купец Яков Михайлович Филатов сильно пил и чуть было не лишился своих владений (складов водопроводных и электротехнических атрибутов) из-за пагубной привычки. В один прекрасный день он завязал с выпивкой и заказал проект дома, на крыше которого должна была быть рюмка – напоминание о печальном прошлом. История красивая и вдохновляющая, однако есть одно «но»: Филатов был старообрядцем (и даже попечителем Московской старообрядческой общины), а старообрядцам алкоголь запрещен. Есть у истории и другие вариации – дом построил кто-то из родителей Филатова, чтобы прекратить его пьянство. Якобы отец пообещал подарить сыну доходный дом, если тот возьмется за ум. А по другой версии, мать пошла за советом к священнику, тот придумал построить дом с назидательным символом, и это почему-то сработало.

Фото: портал Москва 24

Что известно точно – над зданием работали сразу три архитектора с 1904-го по 1909 год. Сначала была построена левая половина дома – ее автор Эрнст‑Рихард Нирнзее, автор первых московских «небоскребов» (самая известная его постройка – дом в Большом Гнездниковском высотой девять этажей – это-то и считалось «небоскребом» или «тучерезом» в то время). Правую часть здания – как раз с оригинальной крышей – достраивали любители изысканного модерна Валентин Дубовской и Николай Архипов. Не исключено, что «рюмка» – всего-навсего архитектурная деталь, эффектная, но ничего не символизирующая.

До революции в доме располагались квартиры, сдававшиеся внаем. А в советское время их сменили коммуналки. Удивительно, но, несмотря на все перипетии, практически полностью сохранился внутренний декор подъездов столетней давности – с лепниной, мозаиками, керамической плиткой и коваными фонарями в стиле модерн.

Один из самых загадочных домов Москвы попал и в кино: в фильме Эльдара Рязанова «Привет, дуралеи!» (1996) здесь живет героиня Татьяны Догилевой, миллионерша Светлана.

03 марта