Анастасия Четверикова: «Маяковский был пацанчиком, и Чехов тоже»

В «The City. Говорим» автор подкаста «Искусство для пацанчиков» Анастасия Четверикова рассказала о том, кого из известных людей можно отнести к пацанчикам, что же такое искусство и почему главные хейтеры — музейщики в огромных очках.

Чего боятся пацанчики

Я не видела реальных пацанчиков вживую. Но они мне пишут со всего мира. Например, человек написал, что работает на заводе, боялся искусства, но дочка подсадила его на мой подкаст. Он после этого впервые в жизни пошел в музей. Пацанчики боятся искусства, у них стоит блок на это. А когда ты чего-то боишься, начинаешь гнать на это. Говоришь: «Фу! Это отстой! Позорище!» Все мы боимся и отрицаем то, чего не знаем.

От рэп-батла к Маяковскому

Сегодня страх пропадает, исчезает эта гигантская дистанция между обычным человеком и чем-то высоким. Я всегда сравниваю любовь к искусству с едой. Когда ты всю жизнь ел пошехонский сыр, а потом тебе принесли изысканный сыр с плесенью, ты его не оценишь. Все происходит постепенно. Возможно, ты включишь рэп-батл, услышишь какое-то словцо или фразу, узнаешь, что это Маяковский, — и вот тебя уже зацепило, ты пошел и почитал его.

Хейтеры из музея

У всех хейтеры как раз пацанчики, а у меня — люди из музеев в огромных очках. Они ужасались: «Как можно об искусстве таким языком?»

Кто в искусстве настоящие пацанчики

Маяковский был пацанчиком — 100 %. Если мы говорим о писателях, то и Чехов. Почитайте его письма к брату — это просто огнище! Он писал, как охмурял баб в разных провинциях. Чехов был медиком, а медики часто циничные, поэтому писал он довольно откровенно. Моцарт подходит под определение «пацанчик», потому что всегда шел против устоев, против отца. Он был простым, тусовался с народом, влюблялся, делал глупости, транжирил свои богатства.

Карл Маркс — козел или гений?

Один раз мы спорили с мужем о Карле Марксе, чуть ли не до развода. Маркс бил жену, у него были очень жесткие нравы. Я топила за то, что это не отменяет его гениальности, его заслуг в литературных произведениях. А муж говорил: «Ну он же был козлом!» Но ведь личность человека не отменяет его гениальности.

«У нее в одном месте горячо»

Анастасия Четверикова: «Маяковский был пацанчиком, и Чехов тоже»

Марсель Дюшан. Фонтан/Getty Images

Марсель Дюшан — интересный французский пацанчик начала XX века, который прославился тем, что перевернул писсуар на 90 градусов и сказал, что теперь это произведение искусства. Он купил в лавочке Лувра открытку с Джокондой, подрисовал ей усы, бородку и написал неприличную надпись внизу: «У нее в одном месте горячо». Зачем? Он хотел ее расколдовать! Потому что столько веков она сидит на своей заднице и к ней люди приходят, как к иконе, она абсолютно недосягаема. Долгие годы никому не приходило в голову всмотреться в нее, увидеть знаки, которые оставил Леонардо да Винчи в этой работе. А Марсель Дюшан, сделав эту штуку, показал, что она простой персонаж, человек. И эту работу начали изучать по-другому.

Очереди в музеи

Первой выставкой, на которую выстроились очереди, стала экспозиция Серова в Третьяковке. На нее даже Путин приходил. Это же очень странно, ведь Серов висит всю жизнь в наших музеях — в Русском и в Третьяковке — и что-то никто не ходил смотреть его до этого. Хороший, грамотный пиар сделал свое дело. Развитие социальных сетей сыграло свою роль. Кто-то написал: «Я сходил». Люди отреагировали: «Я тоже хочу! А ну-ка, пойдем, посмотрим, что там за Серов». Но многие музеи до сих пор не научились работать с аудиторией.

Это искусство или нет?

Если ты прошел мимо работы и такой: «Вау» — значит, ты уловил смысл. Если прошел и сказал: «Фу, какая-то мерзость! Меня бесит, задевает, раздражает эта работа» — значит, это для тебя искусство. А если ты прошел мимо и тебе абсолютно пофиг, то лично для тебя это не искусство. Все это субъективно.

Еще больше о новых фильмах, музыке и премьерах — в нашем паблике во «ВКонтакте»

Подписаться

25 июня, 2021

Новости