Социолог Константин Филоненко — о «Крике», ремейках и востребованности хорроров

В «The City. Говорим» социолог, автор книги и подкаста «Социология стрема» Константин Филоненко рассказал, почему хорроры с каждым годом становятся все популярнее, чем так привлекателен фильм «Крик» и почему современные ужастики не просто пугают, а отвечают на важные вопросы.

О ремейках

Ремейки — это то, на чем строится современная культура, и без них никуда. Но, к примеру, ремейк «Один дома» не удался, потому что многие считают, что были первые два фильма, а остальные и не нужны никому. Маколей Калкин вырос, и «Один дома» закончился. Авторам нужно обращаться к общим вселенным, таким как «Звездные войны», Marvel. И здесь важны даже не капиталистические основания, а поиск общего культурного кода.

О видах ужастиков

Есть хорроры, ужастики и независимый кинематограф в виде инди-хоррора. Также существуют и треш-хорроры, которые всегда были развлекательным продуктом. А есть хорроры, которые рассчитаны на массового зрителя.

О потреблении хорроров

Хорроры смотрят все больше и больше, их активнее производят. Это тот жанр, который из трешевого и нишевого сегмента постепенно перешел в серьезную вещь.

О самом первом «Крике»

Казалось бы, это история про маньяка. Но в чем его революционность? Она описывала структуру отношений молодых людей внутри колледжа, и история с маньяком идеально вошла в этот формат, где есть недоверие и секреты. Фильм описывает несовершенство людей, невозможность поговорить о каких-то вещах.

О «Солнцестоянии»

В этом фильме куча всего новаторского. Например, там все время яркое солнце. Кроме того, те, кто не оценил его с первого раза, часто к нему возвращаются. И главное — страх Америки перед Европой. Это что-то, что очень похоже, понятно, но гораздо древнее.

О том, чем страшны хорроры

С середины века до 1990-х страшным в ужастиках было некое явление. Образ зла — это персонифицированная вещь. Зомби страшны, потому что они нападут и превратят в себя. Вампиры тоже страшны как объекты. Это боязнь физического нападения. А вот с 1990-х стал страшен сам принцип. Зомби стали страшны не тем, что они нападут, а тем, что зомби-апокалипсис сделает с обществом. Если раньше нам просто показывали насилие, то современные хорроры пытаются разобраться, откуда оно взялось.

Эфир The City от 13 января

Фото: Getty Images

13 января

Новости