11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

На чердаках и развалах нередко находят настоящие сокровища, но возможно ли такое в Москве? Мы провели эксперимент: сходили на антикварный маркет в «Музее Москвы» вместе с экспертом, основателем «Лавки старины» Юрием Каменевым – и действительно нашли вещи, которые стоят (или будут стоить) целые состояния, хотя сразу и не скажешь.

«Я для вас один любопытный экземплярчик припас, глянете?» – доверительно сообщает мужчина в джинсовой куртке Юрию Каменеву, эксперту по антиквариату с 20-летним стажем. Каменев меняется в лице, моментально разворачивается, и, извинившись, скрывается в толпе. Через несколько минут возвращается, прижимая к груди тоненькую пожелтевшую брошюрку. Название странное: «Мистер Троцкий на службе у буржуазии». Выясняется, что это редкий агитлисток. И достался он Юрию «всего за 100 тысяч», а вскоре будет стоить дороже.


«Мистер Троцкий на службе у буржуазии», 1929 год, СССР, 100 тысяч рублей

11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

Фото: Михаил Голденков / The City

Цена высокая из-за невероятной редкости вещей, связанных с этим персонажем. Когда Троцкого объявили врагом народа, все, что могло о нем напоминать, нещадно уничтожалось. Например, все владельцы Советской энциклопедии, которая распространялась по подписке, были обязаны отнести тома в КГБ, а работники спецслужб выдирали статью об опальном революционере. Сейчас найти подлинный бюст Троцкого – большая удача. А на «блошке» удалось отыскать удивительный экземпляр: антиагитационный листок, написанный как раз для того, чтобы начать «топить» неугодного функционера.


Фарфоровая фигурка китаянки, СССР, 1950-е, 65 тысяч рублей

11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

Фото: Михаил Голденков / The City

Тот случай, когда маленькая деталь влияет на цену. Эта девушка с зонтиком стоит 65 тысяч рублей. Завод «Фарфор Вербилок», на котором их выпускали, первую партию забраковал, в массовое производство китаянка попала уже без зонта. А пилотная серия из-за ее редкости теперь стоит огромных денег. Важную роль может играть и цвет: например, завод ЛФЗ делал множество фигурок китайских девушек. Цена на похожие статуэтки, только в одежде разного цвета (желтого или синего), может различаться вдвое. Одну оценят в семь тысяч, другую – в 14 тысяч, потому что синяя роспись встречается реже. За такими фигурками охотятся китайцы, которые специально приезжают в Россию. Они просто сходят с ума по фарфору эпохи Мао.


Брошь Valentino, 1960-е, Италия, 38 тысяч рублей

11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

Фото: Михаил Голденков / The City

Эта бижутерия своих денег стоит – она из первых коллекций основателя марки Валентино Гаравани. С модой и винтажной одеждой очевидна такая закономерность: сразу после своего появления модная вещь стоит дороже, когда выходит из моды – дешевеет, лет через десять она переходит в категорию винтаж, потом становится антиквариатом. К последнему, как правило, относят то, что старше хотя бы ста лет. И еще есть такое правило: изначально дорогие и роскошные вещи через сто лет снова окажутся редкими и дорогими, а вот переход дешевых вещей в разряд бесценных – это редкий случай. Но если вы уверены, что вдруг нашли такую вещь, – берите, не сомневайтесь.


Керосиновая горелка, 1895 год, США, по 10 тысяч рублей

11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

Фото: Михаил Голденков / The City

Такие лампы безопасны, довольно просты в использовании и хорошо смотрятся в интерьере. Ищите именно американские, потому что, в отличие от европейских, они легко трансформируются под электрику без утраты функционала – там предусмотрено место для провода и лампочки.


Тарелки, около 1870-х, Россия, 15 тысяч рублей – за три тарелки

11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

Фото: Михаил Голденков / The City

Старинными вещами иногда можно пользоваться, а не хранить в витрине. Например, этим набором тарелок от фарфорового завода братьев Корниловых, поставщиков Императорского двора. Дизайн и вполне современный, а ведь им почти 150 лет. Если хотите инвестировать в фарфор, лучше покупать антикварный, потому что современная вещь подорожает только через 50-60 лет. А вот предметы XIX века дорожают каждый год.


Чайная пара, дореволюционная, Россия, 8 тысяч рублей

11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

Фото: Михаил Голденков / The City

Одна из лучших находок: завод Кузнецова, адекватная цена, вещь в идеальном состоянии – кобальт почти нигде не стерся. Перед покупкой обязательно проверяйте фарфор: постучите по чашке или тарелке карандашом или ручкой – он должен звенеть, как колокольчик. Профессионалы еще и светят фонарем: проверяют на предмет реставрации.


Стакан-шутиха, дореволюционный, Россия, 8 тысяч рублей

11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

Фото: Михаил Голденков / The City

Классическая рюмка-обманка. Она утолщенная, поэтому со стороны кажется, что вместо 30 граммов водки или другого горячительного напитка здесь все сто. Выпускалась с практической целью: имитировать большое количество выпитого. Возможно, это Мальцовский стекольный завод. Кстати, старинное стекло довольно легко проверить на подлинность даже непрофессионалу: при помощи специального УФ-фонаря определенного спектра. Направляешь его на стакан или рюмку, и подлинник светится зеленым светом – из-за урана. Раньше этого элемента в производстве было много. Пара экземпляров из старинного стекла несильно фонит, но от коллекции на тысячу предметов, собранную в одном месте, можно получить приличную дозу радиации.


Портрет, дореволюционный, Россия, 15 тысяч рублей

11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

Фото: Михаил Голденков / The City

Художница Елизавета Бём прославилась своими умилительными открытками в «русском стиле» – они были очень популярны до революции. На «блошке» удалось найти два похожих портрета: с резной рамкой и с более скромной – гладкой. И хотя рука тянется к сложносочиненному, лучше брать второй. Да, с резьбой с первого взгляда изящнее, но он уже 30-х годов. Красивой рамкой здесь пытаются отвлечь внимание от весьма посредственной живописи.


Пепельница, дореволюционная, Англия, 20 тысяч рублей

11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

Фото: Михаил Голденков / The City

На этой пепельнице, как ее ни поверни, везде реклама: мыла, духов. Такие выпускались для трактиров и распространялись по заведениям бесплатно – это был продакт-плейсмент. Артели и производства, которые за них платили, повышали «узнаваемость своего бренда», ведь сколько людей ходило в трактиры: выпивали, разговаривали и посматривали на пепельницу. Похожая есть в коллекции Исторического музея, у них отдельное собрание посуды для трактира.


Подстаканник, около 1965 года, СССР, 2 тысячи рублей

11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

Фото: Михаил Голденков / The City

Рассматривайте неприметные с виду вещи. Вот, например, кажется, что это обычный подстаканник. На самом деле он посвящен первому полету в космос – его украшает изображение ракеты. Вообще любой «мерч» стоит дорого. Так, в честь открытия ВДНХ в 40-50-е выпускали памятные тарелки, сумочки, чашки – вся эта сувенирная продукция сейчас очень ценится.


Расписанная джинсовая куртка, 1990-е, США, 35 тысяч рублей

11 сокровищ антикварного маркета в «Музее Москвы»: от 2000 до 100 000 рублей

Фото: Михаил Голденков / The City

Заслуженная артистка Ирина Подкопаева, оставив службу в московском театре на Юго-Западе, стала заниматься живописью. Она расписывает джинсовки, балахоны, свитшоты, используя французские краски по ткани. Рисунок уникален, он не повторяется. Такие авторские вещи не так сильно подорожают спустя годы, но точно будут передаваться из поколения в поколение в вашей семье, а не выбрасываться на помойку, как безликие футболки из масс-маркета.


В следующий раз «Блошиный рынок» в «Музее Москвы» пройдет 21 июля и 18 августа

Ольга Распопова

18 июня