Ян Гэ – об аудиомюзикле «Свинарка и пастух» и фильме «Троица»

6 июля на фестивале искусств «Вдохновение» на ВДНХ состоится премьера аудиомюзикла «Свинарка и пастух» Мобильного художественного театра. Это спектакль по мотивам советского фильма Ивана Пырьева, действие происходит в современной Москве. Герои – их играют Один Байрон и Ян Гэ – оказываются на экскурсии по ВДНХ, где гид Чулпан Хаматова рассказывает об истории выставки и судьбах ее архитекторов. Встретились перед премьерой с Ян Гэ и поговорили о проекте, а также ее новом фильме «Троица».

Ян Гэ. Фото: пресс-служба

– Почему решили принять участие в мобильном аудиомюзикле «Свинарка и пастух»?

– Меня интересуют разные жанры искусства, поэтому почему бы и нет? Тем более что команда хорошая, автор идеи Михаил Зыгарь – крутой. Играть только голосами – это интересный опыт. Зрители не видят наших лиц, они ориентируются только по звуку, какая эмоция у человека. Это усложняет процесс работы.

– В чем для вас разница между мобильным театром и аудиоквестом?

– Я никогда не участвовала ни в аудиоквесте, ни в мобильном театре. Узнаю, что это такое, только когда пойду на премьеру. Не знаю, каким образом будет происходить прогулка, мне эта тема незнакома. Просто было интересно поучаствовать в проекте.

– Смотрели фильм «Свинарка и пастух»?

– Да, но герои мне не близки, раньше играли по-другому, снимали по-другому. Я не понимаю, как можно спрашивать разрешение у начальника, чтобы жениться (...). Даже в Китае такого никогда не было. Раньше действительно были другие времена, школа и техника. В фильме все настолько наиграно, что я не могу относиться к нему как к серьезному кино. Поэтому долго не могла войти в роль, прочувствовать главного героя – постоянно смеялась. В «Свинарке и пастухе» у начальника монобровь, как в него можно было влюбиться? На экране он как супергерой, принц, а у него одна бровь. Это же очень смешно.

Фото: личный архив

– Аудиопредставление будет проходить на ВДНХ. Насколько тяжело играть на сцене, которую не видишь?

– Я гуляла когда-то по ВДНХ и в принципе знаю, что там да как. У меня было не так много текста, как у Одина Байрона. У него вообще жесть. Наверное, меня жалели. Я играла китаянку, управляющую сетью ресторанов, а Один – американского программиста.

– Вы выступаете в разных амплуа: озвучиваете героев, играете на сцене и в кино, снимаете фильмы. Какое из этих «призваний» больше всего по душе?

– Все близко, не могу выбрать что-то одно. Я просто делаю то, что мне нравится. Нет установки «я актриса, значит должна только играть». Мне нравится заниматься любым искусством.


Ян Гэ – китайская певица, актриса и режиссер. Она родилась в Пекине, но сразу после школы переехала в Россию. Сначала училась в Тульском университете на переводчика. В 2010 поступила во ВГИК, была студенткой режиссерско-актерской мастерской Сергея Соловьева и Валерия Рубинчика. Два года спустя она уже выступала на сцене «Гоголь-центра» (спектакл «Феи», «Хармс. Мыр» и «Без страха»). Параллельно занималась музыкой: участвовала в передаче «Минута слава», шоу «Голос» в составе команды Димы Билана. В 2018 сняла фильм «Ню», который представлял Россию в конкурсной программе 40-го Московского международного кинофестиваля. А последняя ее картина «Троица» участвовала в «Кинотавре 2019».


– Вы рисуете?

– Да.

– Талантливый человек талантлив во всем?

– Не могу судить, зрителям виднее. Я просто стараюсь делать так, чтобы мне не было стыдно за свои работы.

Кадр из фильма «Троица». Фото: Maze Films

– Ваш последний фильм «Троица» участвовал в «Кинотавре». Почему решили сыграть главную роль в своей же картине, а не пригласили кого-то?

– Не решала, так получилось. Как режиссеру мне было важно рассказать историю. Во-первых, у нас был маленький бюджет, который ограничивал в выборе актеров. Во-вторых, не думаю, что кто-то другой понимает меня лучше, чем я сама. Но самая важная причина – в задумке. «Троица» – это три нации, три типа кожи: черная, желтая и белая. Так получилось, что актер, играющий мужа – беленький, а любовник – черненький. На роль главной героини мне нужна была азиатка. Найти в России актрису из Азии, которая идеально говорила бы по-английски, сложно. А я говорю практически без акцента. Многие считают, что я таким образом «хайпанула». Но они могут думать все что угодно. У меня не было других вариантов.

– Как придумали сюжет?

– Я его не придумала, это реальные события. Историю мне рассказали, и она меня сильно шокировала (если коротко: женщина изменяет мужу, а тот, будучи католиком, начинает таскать ее по священникам и психотерапевтам. – Прим. ред.). Я решила, что люди должны о ней знать. Здесь 90% диалогов – реальные, они все были записаны. Даже имя главной героини – Марго – настоящее. Не стала его менять: оно очень символичное, означает «жемчужина».

– Вам близка эта история?

– История любви – да. В «Троице» мне близко понимание того, что такое семья, любовь и вера. Вплоть до темы измены – все это понимаю. Я решила сделать три нации, чтобы показать: неважно, сколько тебе лет и откуда ты, любой может столкнуться с такой ситуацией. Либо мы изменяем, либо нам изменяют.

Кадр из фильма «Троица». Фото: Maze Films

– А как главная героиня приходит к вере после всего, что с ней произошло?

– Не после всего, а в течение всего. Тяжело это понять, если не смотрели кино. Я – верующий человек. Что это значит? Я верю, что люди хорошие, что все будет круто, верю в себя и свои возможности. И я в каком-то смысле тоже верующий человек, только верю во что-то глобальное, а не в кого-то из богов.

– В аннотации к фильму написано: «В жизни Марго появляется место для Бога, и она понимает, что такое истинная любовь». Что значит любовь для Марго и для вас в частности?

– Для Марго любовь – это жизнь. Но лучше пусть зрители сами решают, что такое любовь для главной героини, ведь у всех все по-разному. Не хочу своим мнением мешать им воспринимать кино. После показа «Троицы» в «Гараже» один мужчина сказал: «Когда изменял жене, не думал, что в этом есть что-то плохое, я ведь правда влюбился в другую женщину. А теперь со стороны вижу, как мучилась моя жена от этого, как ей было больно». После просмотра моего фильма он понял, что натворил что-то плохое, а это дорогого стоит. Я чувствую, что некоторым людям мое кино каким-то образом помогло что-то изменить в себе.

– Ожидали, что получите на «Кинотавре» приз?

– Нет. Я контролирую только те вещи, за которые сама отвечаю. Например, снимаю хорошее кино или хорошо пою. Многие переживают – получат или не получат премию. Но зачем тратить нервы, энергию и силу, чтобы думать о том, чего может быть, а чего не может? Чтобы себя расстраивать? Не вижу в этом смысла. Я научилась этому не сразу, но это сделало меня намного счастливее.

– У вас есть формула счастья?

– Когда ты занимаешься делом, которое любишь, и оно приносит тебе доход. Это первое. А второе – когда ты любишь человека, который отвечает тебе взаимностью. И неважно, сколько ты зарабатываешь, откуда ты, где живешь, отдыхаешь или работаешь. Я считала себя суперсчастливой, когда одновременно была любовь и потрясающая работа. Сейчас у меня нет любви, а для женщины она очень важна. Без нее я уже сама стала мужиком в прямом смысле. У меня в организме даже повышенные мужские гормоны. Недавно купила стол с шестью ящиками в «Икее» и сама его собрала за 30 минут. Я была в шоке, никогда не знала, что у меня есть такая способность.

– В последнее время ваша карьера идет в гору. Кто-то даже считает, что вы «зазвездились».

– Мне не нравится слово «звезда». Я не такая. В первую очередь хочу быть человеком с большой буквы. Если люди говорят, что ты художник, это намного приятнее, чем «звезда».

– Значит, не чувствуете себя «звездой»?

– Есть, конечно, внимание незнакомых людей. Но мне неважно, «звезда» я или нет, моя цель – быть достойным и счастливым человеком.


Спектакль доступен для гостей фестиваля «Вдохновение» до 21 июля, старт маршрута – перед главной аркой ВДНХ
Подробнее о том, как работает Мобильный художественный театр, читайте здесь

Ксения Сергиенко

05 июля