Борис Хлебников и Александр Робак о фильме «Снегирь»

Борис Хлебников и Александр Робак о фильме «Снегирь»

Совсем недавно на экраны вышел фильм-катастрофа «Снегирь» — история о шторме бывалых и новых моряков, оказавшихся на одном судне. Пообщались с режиссером картины Борисом Хлебниковым и исполнителем одной из главных ролей Александром Робаком. Поговорили о съемочном процессе, море, построенном в павильоне, и мужественности героев.


Борис Хлебников


Фильм «Снегирь» — экранизация книги Георгия Владимова «Три минуты молчания»

Мне дали эту книгу продюсеры. Я ее внимательно прочитал и понял, что, с одной стороны, это ретро, которое я не очень умею делать. А с другой — такое поэтическое повествование, которое скорее плюс для книги и минус для кино. При этом там была одна мысль, которая меня зацепила: подвиг как побег от бессмысленности жизни, такое самооправдание, самоиндульгенция, самообман. Что вот если я совершу какой-то подвиг, то я как-то оправдаю свое противное на самом деле существование в жизни и до, и после подвига. И эта мысль про неоднозначность данной истории с подвигом мне показалась очень точной и интересной. Не знаю, получилось ли у меня передать эту мысль, — как посмотрят люди. Если они ее поймут и расшифруют, то я буду очень рад и доволен.


Про морскую стихию в съемочном павильоне

Борис Хлебников и Александр Робак о фильме «Снегирь»

Это очень внушительный бюджет. Плюс колоссальная самоотдача всех цехов, которые занимались придумыванием и изготовлением шторма. Нам пришлось сочинить, как это сделать, потому что в таком масштабе шторм просто никому не нужно было до нас создавать — нам пришлось все делать самим. Помогла пандемия, потому как мы почти оттянули съемки на полтора года, за которые могли себе позволить с инженерами, каскадерами и продюсерами это все придумать.

Получилась огромная, гигантская декорация — половина 12-метрового корабля была поставлена на гимбл. Это такая гидравлическая конструкция, которая имитирует качку. А вокруг нее были огромные водосбросы — с 12 метров на актеров с бешеной скоростью сливалось тонны четыре воды одновременно. Таких установок было четыре, плюс к ним было еще штук 20 водяных пушек, ветер, дождь и так далее. Этот микс и давал ощущение присутствия моря.

Актерам, конечно, было сложно, потому что их очень сильно било водой, они падали. Мы сливали практически 200 тонн воды каждый день, нагреть ее было невозможно — она просто была ледяная. В итоге актеры целый день были буквально под ледяным ливнем и волнами.


Всех тошнило

Большую часть фильма снимали в декорациях — это шторм и внутренности корабля. А вылов рыбы мы снимали на настоящем корабле в Баренцевом море. Везде, конечно, были свои проблемы и сложности. Но в море просто опаснее, потому что у нас было рыболовецкое судно, а на нем нужно быть очень профессиональным человеком, чтобы просто по нему передвигаться — не то что даже имитировать вылов рыбы. Плюс еще качка и шторм постоянный. И их всех тошнило, и нас всех тошнило.


Александр Робак


«Вышивает свое кино»

Да вариантов, в общем-то, не было. Хлебников — режиссер, Мещанинова — автор сценария. Вот и все, поэтому у меня даже не было вопросов. Только держались кулачки сжатыми, чтобы все срослось правильно.

Безусловно, работать с Хлебниковым — одно удовольствие. И ты все время ждешь следующего проекта, чтобы так или иначе принять в нем участие. У меня очень много друзей спрашивают: «Каково работать с Хлебниковым?» Когда ты начинаешь анализировать, ты понимаешь, что, в общем-то, ничего и не происходит. Пришли, почитали, развели сцену, сняли. Но за этим всем стоит такой большой Борис Хлебников, который точно знает, что должно быть и как это должно быть, и ты не замечаешь, как он аккуратно тебя поправляет, как он вышивает свое кино.


Про схожесть со своим героем

Борис Хлебников и Александр Робак о фильме «Снегирь»

Мой герой на меня похож возрастом. Плюс и у него, и у меня достаточно взрослые дети. Непонимания с ними у меня нет, но какие-то параллели провести можно. У моего героя две 16-летние дочери. У меня тоже есть сыновья разного возраста, с которыми где-то иногда сложно найти общий язык, но я стараюсь это сделать.

Я не знаю, каким мой персонаж получился со стороны — это можно посмотреть в картине. Конечно, он бывалый моряк, потому что и кино про моряков. Насколько мужественный — надо посмотреть фильм. Мне кажется, что да, наверное, он все-таки мужественный.


«Я не моряк, я артист»

Как моряк я по морю не ходил — я не моряк, я артист. Я, конечно, как-то соприкасался с морем, ходил на яхте, под парусами, с друзьями, но это совершенно другое море и совершенно другие условия. Да и другая сила самого моря, потому что часть съемок проходила в Баренцевом, где температура воды — 3–4 градуса, а шторм в 2–3 балла есть всегда, а через день — 5–6 баллов. Это другие ощущения.

Фото: Анна Темерина, Ксения Угольникова

Все самое интересное — у нас в Telegram

Подписаться

Новости