И в пир и в мир: как смотреть выставку итальянского натюрморта в Пушкинском музее

И в пир и в мир: как смотреть выставку итальянского натюрморта в Пушкинском музее

Наш арт-обозреватель Елена Шарова сходила на главную выставку весны «Цветы, плоды, музыкальные инструменты в итальянской живописи эпохи барокко» в ГМИИ им. Пушкина и рассказывает, почему на нее стоят очереди, с какого ракурса лучше подступиться к теме, а заодно делится лайфхаками по посещению и отвечает на главные вопросы, которые возникают по ходу осмотра.

Почему на выставку стоят очереди

И в пир и в мир: как смотреть выставку итальянского натюрморта в Пушкинском музее

«Цветы, плоды, музыкальные инструменты в итальянской живописи эпохи барокко» — один из самых интересных музейных проектов этой весны. Его автор — Виктория Эммануиловна Маркова, главный научный сотрудник ГМИИ имени Пушкина, доктор искусствоведения и крупный специалист по итальянскому искусству. А это первая выставка, посвященная барочному натюрморту в нашей стране. Уже только два этих аргумента должны заманить вас на Волхонку. В экспозиции — 70 произведений, из них 65 живописных полотен, четыре графических листа и одна наборная флорентийская столешница из полудрагоценных камней. Почти все вещи из запасников, то есть вы не увидите их в основных экспозициях музеев, представивших их на выставку. И большая часть произведений раньше числились как работы «НХ‎»‎, то есть ‎неизвестного художника‎, пока Виктория Маркова не восстановила справедливость и не вернула имена мастеров в историю искусств.


Нидерланды vs. Италия: в чем отличие

И в пир и в мир: как смотреть выставку итальянского натюрморта в Пушкинском музее

Объединять картины с изображением фруктов, цветов, музыкальных инструментов и прочих бытовых вещей под общим понятием «натюрморт»‎ (дословно с французского nature morte‎ — «мертвая природа») во Франции начали лишь с конца XVIII века, а в Италии — в XIX веке. До этого лишь в Северной Европе такую живопись выделяли в отдельную категорию (с немецкого stilleven переводят обычно как «тихая жизнь» или «замершая жизнь», но Виктория Маркова в каталоге к выставке подобрала более точное определение — «замершая натура»). И натюрморты считались визитной карточкой именно голландского искусства. По ним можно изучать быт, потому что они точно фиксируют мгновения и зритель чувствует, что эту композицию создал человек, даже если его нет в пространстве полотна. Вспомните все эти лимоны, с которых не до конца сняли кожуру и она изящной спиралью застыла в воздухе, разложенные на серебряных подносах устрицы и раскидистые букеты в роскошных вазах, к которым явно приложил руку невидимый гурман или садовник. А вот итальянские барочные натюрморты совершенно лишены бытовой приземленности. На экспозиции обратите внимание, где и как пишут художники свои композиции: это земля или каменные ступени. Иногда фон совсем непримечательный или все пространство холста занимает исключительно композиция. Кажется, будто все эти арбузы и виноградные лозы живут своей отдельной от человека жизнью.


Почему художники пишут не только красивое: увядшие цветы, гнилые фрукты и иногда даже черепа

И в пир и в мир: как смотреть выставку итальянского натюрморта в Пушкинском музее

Символика цветов и фруктов современникам художников была понятна — они могли ее толковать. Так же и с натюрмортами на тему vanitas — посвященные теме бренности бытия, их вы тоже можете увидеть на выставке. Там каждый предмет на своем месте. Например, «Аллегория бренности (Vanitas)» Якопо Лигоцци из собрания Пушкинского музея. В центре композиции — безобразный череп женщины, лежащий на благородной бархатной подушке, украшенной кистями. Слева — зеркало, через которое на зрителя смотрит демонического вида кошка, и на переднем плане — несколько баночек с косметикой, золотые украшения и жемчужное ожерелье. Это авторское повторение сюжета с оборотной стороны женского портрета из частной коллекции, в которой также есть парный мужской портрет с похожим оборотом. Предполагается, что это были свадебные подарки. Этакое напоминание об эфемерности земных удовольствий в самый счастливый день. Отсюда и типичные для vanitas предметы — жемчуг, духи, помада. Мол, не в шелках и украшениях счастье, помните о душах бессмертных, не поддавайтесь лишний раз искушению и стяжательству. Пугающую картину куратор выставки Виктория Эммануиловна относит к жанру natura morta macabra (в переводе — «ужасный натюрморт»).


Почему авторы были неизвестными

Североевропейские мастера обязательно подписывали свои творения, а их итальянские коллеги редко ставили имена на холстах. Работали в основном на заказ для патронов, а те и так знали, чьи работы украшают стены их роскошных палаццо. Впрочем, часто у владельцев оставались расписки, по которым можно было определить авторство, но при перемещении вещей все эти документы, конечно, потерялись. В XVIII веке бум коллекционирования в Европе затронул и Россию: местная знать скупала произведения у разорившихся римских, неаполитанских, венецианских семей. Так все эти приобретения позже стали основой собраний ведущих музеев страны, таких как Эрмитаж и Пушкинский. Таким образом большая часть произведений была исключена из мирового музейного контекста — искусствоведы и у нас, и за рубежом не догадывались об их существовании или считали утерянными. Благодаря кропотливому многолетнему труду Виктории Марковой вещи, представленные на выставке, теперь опубликованы, а имена их авторов вернулись в историю искусств. И у зрителей в Москве сейчас есть возможность первыми все увидеть.


Почему сюжеты картин такие разные? Это же все один жанр и одно время!

И в пир и в мир: как смотреть выставку итальянского натюрморта в Пушкинском музее

По сюжету картины иногда можно определить, в каком городе она была написана. Например, картины с изобильными рыбными уловами предпочитали неаполитанцы, гроздья винограда и музыкальные инструменты в интерьере любили рассматривать римляне. Но такое деление, конечно, достаточно условно. Несмотря на то что все произведения создавались в эпоху барокко (XVI–XVIII век), в каждом итальянском регионе стиль приобретал свои характерные черты. Например, в Неаполе он словно выкручен на максимальную пышность и помпезность. Все эти соборы с богато декорированными экстерьерами и интерьерами любопытно рассматривать и по сей день. Главное — не пресытиться этой чрезвычайно избыточной эстетикой и не словить синдром Стендаля. Впрочем, этого опасаться стоит, только если вы отправитесь на натуру, в Италию. В Пушкинском музее натюрморты выданы зрителю в строго выверенных терапевтических порциях. И единственный побочный эффект от просмотра экспозиции: можете проголодаться, поэтому не забудьте запланировать ужин после похода в музей.


Лайфхаки

  • Заходите на выставку через сувенирную лавку: сразу же приобретайте каталог и гуляйте с ним как с путеводителем. Узнаете массу интересных историй.

  • Отправляйтесь в музей в будни вечером. Вырветесь из рутины и застанете свободные залы. В очереди также не придется стоять.

  • Если решитесь на поход в выходные, запасайтесь билетами онлайн заранее. День в день их сейчас сложно купить.

  • Посмотрите в интернете лекции куратора выставки Виктории Марковой. Они точно помогут подготовиться к визиту.

  • А если любите живые рассказы, то записывайтесь на выступления куратора в музее в рамках просветительской программы.

Фото: предоставлено пресс-службой

Елена Шарова

Звездные новости, рецепты столичных шеф-поваров и последние тренды — на «Дзене»

Подписаться