Новый альбом Tesla Boy вышел на русском и называется «Андропов»

Первый русскоязычный альбом группы Tesla Boy называется «Андропов», потому что фигура этого политика олицетворяет контроль. По крайней мере, так объясняет это фронтмен коллектива Антон Севидов. Где начинается свобода и где она заканчивается? Что мы контролируем и что контролирует нас? Вот что отвечает на эти вопросы сам Севидов.

Я очень хорошо помню себя начиная с года. Время правления Андропова – это определенная эстетика, где под прессингом официоза и массивной монотонной пропаганды жили простые люди, которые находили свои радости, слушали и доставали запрещенную музыку, пытались играть или даже записывать то, что реально хотелось, а не то, что пропускало Министерство культуры CCCР, – весь этот мир, который еще даже не намекал на грядущие перемены.

Источник вдохновения для меня – советская архитектура. Эти длинные советские проспекты, уходящие в спальные районы, пластинка прибалтийской группы Zodiac 1980 года, которую мне купила мама и которую я заслушивал до дыр, сериал «Новый Папа», фильм «Экстаз» и, конечно же, сериал «Чернобыль», где так точно и подробно показан СССР того времени.

Причины, по которым я стал писать на русском, очень просты: мне реально захотелось это сделать вновь после «Неонавта». И плюс ко всему было важно утереть нос завистникам, считавшим, что я могу петь только на английском. Также на меня во многом повлияло знакомство и совместная работа с одним из моих кумиров – Юрием Чернавским, трибьют которому мы сделали в 2018 году. Окончательно убедила записать русскую пластинку реакция людей на песню «Холод уйдет». Когда ее начали активно слушать и подпевать на концертах, стало понятно: нужно делать альбом.

Я работал над альбомом в центре Москвы в новой студии на десятом этаже. Впечатляющий вид на город – ты как будто паришь над крышами зданий, периодически мысленно спускаясь в переулки и заходя в клубы, где танцуют люди, или залетая в окна квартир, где кто-то грустит в одиночестве, или занимается любовью, или проводит время в шумной компании с друзьями.

Мы сводили альбом в Питере с моим другом Романом Уразовом, как раз в этот момент уже вовсю начинал распространяться COVID-19. И когда мы отослали все на мастеринг в Лос-Анджелес, инженер Уоррен доделывал последний трек под крики нависавших над студией полицейских, которые приказывали быстро убраться домой, поскольку в тот день в городе объявили карантин и все должны были сесть по домам. Таким образом, он еле-еле успел скинуть на компьютер последнюю песню и отправлял нам файлы уже из своего дома.

Фото обложки: Алексей Никишин