Как создавались великие ароматы: от Chanel и Nina Ricci до «Новой Зари». Отрывок из книги

У каждого из нас духи связаны с определенной историей или даже отрезком из жизни. Но, разумеется, большинство из нас не знает истории самих ароматов. Они собраны в новой книге «Тот самый парфюм», которая вышла в издательстве «Эксмо». Публикуем отрывок, посвященный легендарному флакону Chanel No 5.

Появились духи Chanel No 5 почти случайно, в 1920 году, когда в жизни и карьере Шанель произошли важные перемены. Началось с трагедии: 22 декабря 1919 года в автокатастрофе погиб возлюбленный и покровитель Габриэль Шанель – Артур Кэйпел, которого близкие называли «Бой». Они были вместе около десяти лет; кроме любви и уважения, Бой дал Шанель очень много. Он не просто финансировал, но и обучал; дерзкий и успешный бизнесмен, Бой мыслил стратегически, и Шанель сумела научиться этому. Бой был внебрачным сыном французского банкира и англичанки, воспитывался в Англии. Как и у Шанель, его происхождение было сомнительным с точки зрения высшего света, но он умел использовать существование «между культурами», странами и разными социальными слоями с большой выгодой. Шанель переняла и этот навык, быстро оценив, например, какой эффект дает смешение французского изящества и британского добротного лаконизма. Она выполняла и третье непременное условие успеха: умение неутомимо и вдохновенно трудиться.

Как создавались великие ароматы: от Chanel и Nina Ricci до «Новой Зари». Отрывок из книги

Коко Шанель, 1944 год. Фото: East News

Как создавались великие ароматы: от Chanel и Nina Ricci до «Новой Зари». Отрывок из книги

Духи Chanel No 5

После гибели Боя мадемуазель, по ее собственному выражению, «тонула в океане слез». Ее новые друзья, Мися и Хосе-Мария Серт, искренне желая помочь, весной 1920-го взяли мадемуазель в путешествие по Италии, показали свои любимые города и музеи. Хосе Серт объяснял ей картины и фрески, архитектуру. Мадемуазель была благодарна, она позже сказала – «если бы не Серты, я бы умерла полной дурой... Серт ходил по музеям, как фавн бродит по родному лесу». На обратном пути, в Риме, Серты познакомили Шанель с Дягилевым, с которым Мися Серт дружила с 1908 года. Мися помогала Дягилеву, сводила его с «нужными людьми», разруливала – а иногда и создавала – конфликтные ситуации внутри труппы «Русского балета», получая большое удовольствие и от того, и от другого. В общем, Мися была «тайным визирем при дворе Дягилева», как выразился Жан Кокто.

Как создавались великие ароматы: от Chanel и Nina Ricci до «Новой Зари». Отрывок из книги

Фото: East News

Что дало мадемуазель это знакомство? Новые связи изменили масштаб ее деятельности и возможностей. «Двор Дягилева» принял ее не сразу, в него к этому времени входили самые знаменитые, настоящие звезды – Стравинский, Пикассо, Матисс, Кокто, Сати, Пуленк, Мясин, Карсавина. Но Шанель сделала очень точный ход: дала Дягилеву деньги на возобновление постановки балета «Весна священная», поставив лишь одно условие: «Мися Серт не должна об этом знать». В результате Шанель, прежде не мечтавшая войти в круг crème de crème Парижа, в закрытое общество международной богемы, аристократов, финансистов, стала там своей. Для нее был открыт доступ на предпремьерные показы, где собиралась толпа журналистов и фотографов, ее стали приглашать на приемы в честь «Русского балета». Так, в июле 1920 года она попала на бал, устроенный принцессой Мюрат, там танцевали и пили шампанское не только богемные персонажи, члены семьи Ротшильдов и другие банкиры, но и представители царских и королевских фамилий Европы. Самыми титулованными были беженцы, эмигранты из России: великий князь Дмитрий Павлович Романов и его сестра Мария Павловна. Круг клиентов Шанель расширился и качественно поменялся.

Как создавались великие ароматы: от Chanel и Nina Ricci до «Новой Зари». Отрывок из книги

Фото: East News

Мися Серт – эксперт по связям с богатой и знатной общественностью, теперь уже единственная близкая подруга Шанель – посоветовала ей выпустить духи для рождественских подарков важным клиентам. В конце лета 1920 года Шанель оказалась в лаборатории парфюмера Эрнеста Бо, француза русского происхождения, рекомендованного Романовыми. Эрнест Бо представил мадемуазель несколько вариантов своих новых разработок, это были душистые «альдегидные» композиции, и Коко выбрала образец под номером «5», поскольку любила эту цифру до такой степени, что показы новых коллекций проводила 5 мая. Раньше на флаконах писали про сады или букеты, обязательно упоминалось нечто романтически-туманное, в крайнем случае – Наполеон. А здесь просто «No 5», бирка какая-то. Тем не менее маркетинговый ход с рождественскими презентами имел большой успех, покупательницы Шанель возвращались, требуя продать им новые духи. Аромат сделался «ольфакторным лицом» фирмы: по приказу хозяйки его распыляли в бутиках и перед показами, манекенщицы были обязаны носить его вне работы.

Книга Елены Селестин «Тот самый парфюм. Завораживающие истории культовых ароматов ХХ века» вышла в издательстве «Эксмо».

28 декабря, 2020

Новости

закрыть

Мы хотим быть там, где вам удобно, поэтому теперь узнать о том как провести время в Москве можно из наших аккаунтов в соцсетях. Мы говорим об этом городе понятно и интересно. Мы рассказываем о нем для вас.

Команда The City