Отрывок из книги «Москва глазами инженера» про самую красивую станцию московского метро

Отрывок из книги «Москва глазами инженера» про самую красивую станцию московского метро

В издательстве АСТ вышла книга инженера-строителя и историка архитектуры Айрата Багаутдинова «Москва глазами инженера». В ней теория инженерии сочетается с интересными историческими и архитектурными подробностями. И есть целый раздел, посвященный московскому метрополитену. Почитайте про одну из самых красивых станций, как по мнению автора книги, так и многих героев рубрики «Моя Москва». А имя ей — «Маяковская».

Мы вернулись на вторую очередь, чтобы закончить наш маршрут, может быть, на самой красивой станции московского метро. «Маяковскую» построил хорошо знакомый нам Алексей Душкин. Она стала первой станцией глубокого заложения колонного типа в Москве (помните, это когда вместо толстых пилонов своды держат тонкие колонны?). Заядлому изобретателю от архитектуры Душкину пришла в голову идея облицевать эти колонны нержавеющей сталью. Этот прием, который сегодня вызывает столько восторгов, был не сразу оценен руководством. Жена архитектора Татьяна Душкина вспоминала:

«При утверждении проекта было много тревог, всех пугал новый материал, никогда еще не применявшийся в архитектуре. Некоторые говорили, что Душкин со всеми своими проектами и идеями — безумен. Алексей Николаевич обратился к авиаконструктору А. И. Путилову, тот помог убедить и руководство Метростроя, и более высокие инстанции в возможности использования стали в отделке станции».

Надо сказать, что нержавеющая сталь и полированный металл вообще часто встречаются в архитектуре ар-деко, которая вдохновлялась техникой, скоростью и регулярно использовала мотивы из дизайна машин, локомотивов, самолетов и пароходов. Вспомним хотя бы небоскреб Chrysler Building в Нью-Йорке, построенный одноименной автомобильной компанией. Его верхние этажи украшены «короной» из нержавеющей стали, из нее же сделаны горгульи в виде орлиных голов.

В Советском Союзе в 1930-е годы авиаконструкторы Александр Путилов и Петр Львов стали пионерами строительства самолетов из нержавеющей стали. Любопытно, что Путилов в 1937 году помогал Душкину с «Маяковской», а Львов вместе с Верой Мухиной в том же году создавал колоссальный памятник из нержавеющей стали — «Рабочего и колхозницу».

Облицовка авиационной рифленой нержавеющей сталью создает множество прочтений. Во-первых, это придает «Маяковской» динамичный, ультрасовременный образ.

Архитектура здесь отражает функцию (транспорт) и конструкцию (стальной каркас) сооружения. Стальные арки выглядят настолько убедительно, что, по воспоминаниям архитектора Юрия Ревковского, некоторые его знакомые, инженеры по образованию, считали, что это и есть несущая конструкция станции. Во-вторых, они задают авиационную тематику, которая повторяется во многих сюжетах мозаичных панно. С Маяковским противоречия тоже нет — для поэта характерно восхищение авиацией и устремленность в небо. Вспомните его поэму «Летающий пролетарий» или строки из стихотворения «Мы идем»:

Кто вы?
Мы
разносчики новой веры,
красоте задающей железный тон.
Чтоб природами хилыми не сквернили скверы,
в небеса шарахаем железобетон.

Любопытное наблюдение оставил в своих записных
книжках писатель Юрий Олеша:

В Москве два памятника Маяковскому: один — статуя, к которой он, по всей вероятности, отнесся бы строго, и другой — станция метро, от которой он, влюбленный в индустриальное, несомненно пришел бы в восторг... Однажды эти арки показались мне гигантскими прорезями для рук в некоем жилете. В следующее мгновение я уже знал, что представляет собой эта станция. «Стальная кофта Маяковского», — сказало мне воображение.

Наконец, рифленую сталь можно прочесть как каннелюры. Вот только классическая архитектура знает каннелированные колонны (вспомните «Театральную» или «Курскую»), а Душкин придумал... каннелированные арки.

Кстати, это не единственный мотив на станции, вызывающий двойное прочтение. Обратите внимание на своды над путями. Они как будто оформлены кессонами. Но ритм и форма кессонов напоминают нам о чугунных тюбингах, из которых собираются тоннели метро. Эта постоянная двойственность, совмещение в одном и том же мотиве традиции и современности, архитектуры и техники — характерная черта ар-деко вообще и творческого почерка Душкина в частности.

Овальные плафоны и эллиптические дуги арок напоминают нам об архитектуре барокко. Еще одна барочная черта — панно в плафонах создают иллюзию «прорыва» свода и как бы открывают нам небо. Созданы они по эскизам Александра Дейнеки в мастерской петербургского мозаичиста Владимира Фролова.

Большинство сюжетов связаны с воздухоплаванием, закрепляя тему, заданную авиационной сталью облицовки. Кроме самолетов на панно можно встретить дирижабль и аэростат, парашютистов и детей, занимающихся в кружке авиамоделирования. На некоторых мозаиках изображены военные самолеты — наша страна в это время участвовала в гражданской войне в Испании.

Здесь мы закончим нашу экскурсию. Парадокс московского метро состоит в том, что пользуемся мы им в страшной спешке. Интервал между поездами составляет две минуты, и это прекрасно с точки зрения транспорта, но недостаточно, чтобы оценить произведение архитектуры. Надеемся, после нашей экскурсии у вас появится желание иногда остановиться и с повседневной суеты переключиться на общение с искусством.

Еще больше о новых фильмах, музыке и премьерах — в нашем паблике во «ВКонтакте»

Подписаться

06 августа, 2021

Новости