Галерист Владимир Овчаренко — о скандальной глине, Моргенштерне и тенденциях в искусстве

В «The City. Говорим» галерист Владимир Овчаренко рассказал о том, почему современное искусство вызывает бурные эмоции, на какие выставки сейчас стоит обратить внимание и почему Моргенштерн — лидер нового поколения.

О скульптуре «Большая глина № 4»

Галерист Владимир Овчаренко — о скандальной глине, Моргенштерне и тенденциях в искусстве

Москвичи стали знакомиться с произведениями современного искусства. «Большая глина № 4» приобрела большой масштаб и оказалась в самом центре Москвы, в нескольких сотнях метров от Кремля и реалистичного Петра I, который в свое время тоже вызвал ожесточенные споры. Была даже группа художников, которая намеревалась взорвать Петра. Но так и не взорвали, как и не тронули новую скульптуру. Так что все нормально.

О скандалах в искусстве

Я думаю, что ни Эрмитаж с выставкой Яна Фабра, ни организаторы сегодняшних событий ГЭС-2 не задумывали все как большой скандал и не рассчитывали на это. Может быть, они думали, что просто устанавливают классное произведение знаменитого художника. Скульптура абстрактная, не политическая, не эротическая и в новой этике 100 % релевантная.

В 1990-е у нашей галереи было бурное время — очереди и протестующие. Самым скандальным был перформанс «Пятачок раздает подарки». В нем участвовала свинья, которая пострадала в процессе. Она была разрезана на части и съедена художниками. Мы тогда не рассчитывали на скандальность этого дела.

О Моргенштерне

У Моргенштерна скандал присутствует как мотив написания песни. Он напрямую говорит: «Пока ты слушаешь мою фигню, у меня денежки капают на счет». И это вызывает гигантскую статью позитивизма. Люди готовы отдаваться этой песне и делиться этими денежками. Моргенштерн — лидер нового поколения, это 100 %, он ведущий музыкант страны. Можно соглашаться или нет, но это как минимум заслуживает изучения. Мне нравится период, когда он сотрудничал со Славой Марлоу, поэтому мне нравятся песни Cadillac и Cristal & Моёт.

О новых выставках

Галерист Владимир Овчаренко — о скандальной глине, Моргенштерне и тенденциях в искусстве

Наташа Хабарова. «Мне можно»/Ovcharenko.art

Галерист Владимир Овчаренко — о скандальной глине, Моргенштерне и тенденциях в искусстве

Федор Хиросигэ. «Сон в красном тереме»

У нас две галереи в центре искусства «Винзавод». В обоих пространствах художники из Санкт-Петербурга. В галерее Ovcharenko — выставка Наташи Хабаровой, это ее первая дебютная персональная выставка в Москве. Вторая выставка — Федора Хиросигэ. Это такой странный, скрывающийся художник из Петербурга. Интрига внутри. Вас удивит это искусство, кого-то, может быть, огорошит, а кому-то понравится.

Об аукционе «Все по 100»

Нас интересует процесс популяризации искусства. Мы часто делаем что-то, что привлекает новую публику. Чтобы сделать процесс вхождения в мир искусства комфортным, существуют такие истории, как аукцион «Все по 100», где каждый лот стартует с приемлемой цены в 100 евро. Для большинства людей это понятно. Холст, краски и то дороже стоят. Не очень ясно, чем это закончится, в этом и есть интрига. Рекорд — 43 тысячи евро за работу Олега Целкова. Стоящая цифра, потому что он один из топовых лидеров поколения нонконформистов — поэтому сложилась такая цена.

О громких именах в искусстве

Галерист Владимир Овчаренко — о скандальной глине, Моргенштерне и тенденциях в искусстве

Жан-Мишель Баския/Jack Taylor/Getty Images

В 1993 году Олег Кулик не был знаменитым художником. Он был молодым автором и только начинал свою карьеру. Для многих он был неприемлемой фигурой, даже для моих коллег из мира искусства. А Анатолий Осмоловский тогда только начинал. Прошло два десятка лет до того момента, как они стали какими-то героями. Кто-то в 20 лет может стать знаменитым, как Жан-Мишель Баския, который умер уже в 27, став знаменитым только через 30 лет. При жизни его картины стоили очень недорого, а теперь они стоят по 100 миллионов долларов. Так что следите, интересуйтесь! Может, вам удастся вычислить нового Малевича.

О современных тенденциях в искусстве

Соцреализм, как и другие виды реализма, потерял свою силу. Это случилось из-за изобретения фотоаппарата. Художники с конца XIX века старались найти что-то другое, уже в XX веке это перешло в конструктивизм и иные формы. Если вкратце, то это так: нафиг сейчас рисовать реалистичного героя, когда можно открыть интернет, где миллионы изображений. А с появлением фотошопа и других программ вы можете изобразить любую реалистичную вещь. Идет полный отход от реализма — всех интересует, как получить нереалистичную эмоцию.

Эфир The City от 7 cентября

14 сентября

Новости

закрыть

Мы хотим быть там, где вам удобно, поэтому теперь узнать о том как провести время в Москве можно из наших аккаунтов в соцсетях. Мы говорим об этом городе понятно и интересно. Мы рассказываем о нем для вас.

Команда The City