Актер Артем Ткаченко: «Хорошее кино — это как хорошая музыка. У него нет срока годности»

В «The City. Говорим» актер Артем Ткаченко рассказал о работе над сериалом «Вампиры средней полосы», любви к «Гоголь-центру» и том, как платформы вытесняют кинотеатры.

О «Вампирах средней полосы»

Видео: Start/YouTube

«Вампиры средней полосы» — весомая и значимая для меня история. Мы начинали делать ее, потом останавливали из-за коронавируса, потом по понятным причинам (главную роль до аварии исполнял Михаил Ефремов. — Прим. ред.) история начиналась еще раз. Не глобально, но какие-то сцены мы переснимали.

О Стоянове и Ефремове

Я обожаю Юрия Николаевича Стоянова — он для меня мастер. Я преклоняюсь перед игрой Михаила Олеговича Ефремова. Они были настолько разные. Я до сих пор не понимаю, на чьей я стороне, потому что они для меня оба близкие по жизни. И они филигранно, но настолько по-своему играли.

О большом кино и платформах

Большого кино стало меньше. Но, может, просто меня все меньше приглашают в большое кино и все больше на платформы. Лучше быть там, куда тебя зовут, и сниматься в том материале, который подходит тебе. Особенно если есть возможность выбирать.

О победе платформ

Большое кино сейчас все чаще выходит на платформах. Я не могу сказать, что кинотеатры рано или поздно перестанут существовать и в них перестанут ходить. Но есть случай из жизни. Я сейчас общаюсь по одному проекту с ребятами, и они говорят прямо: «Ты знаешь, честно говоря, у нас есть договоренности с этой платформой, и с этой платформой, и с этой. Поэтому нам не так важно, выйдет ли фильм в кинотеатрах».

О трамплинах в профессии

Первым трамплином в профессии для меня был «Меченосец». Потом были какие-то более популярные фильмы и менее. Я не ждал больше никакого трамплина.

О качественном кино

Хорошее кино — это как хорошая музыка. Продукт, у которого нет срока годности. Например, нет срока годности у фильмов «Крестный отец», «Красота по-американски», «Достучаться до небес».

О «Гоголь-центре»

Я не рвался в театр, все пришло своим чередом, по наитию. Но «Гоголь-центр» — это отдельная моя любовь, и не потому, что там играет моя жена (Екатерина Стеблина. — Прим. ред.). А потому, что это театр, который мне близок, который мне нравится, в котором я не сплю. Мне там весело, радостно, грустно, я сопереживаю. Искусство должно запускать механизмы переживания — радостного или грустного. Там эти механизмы у меня запускаются.

Эфир The City от 11 ноября

Фото: Getty Images

Все самое интересное — у нас в Telegram

Подписаться

12 ноября, 2021

Новости