5 вещей, которые меня изменили: художница Ника Неелова

В рубрике «5 вещей» мы спрашиваем у наших героев о культурных явлениях, которые на них повлияли. Узнали у художницы Ники Нееловой, работающей в жанре скульптуры и пространственной инсталляции, какие книги, фильмы и работы по-настоящему изменили ее.

«Тысяча лет нелинейной истории» Мануэля Деланды

Эта книга о философии истории и нового материализма произвела на меня огромное впечатление и во многом изменила мои взгляды на окружающий мир. В общих чертах: это синтез исторического развития человечества за последнее тысячелетие, но в отличие от преобладающих взглядов, рассматривающих историю как хронологический поток событий и дискурсов, Деланда прослеживает конкретные движения и взаимодействия материи и энергии. Он рассматривает человеческие общества как полустабильные формы разной степени мобильности. Через рассмотрение экономических потоков капитала, биологических потоков генов и лингвистических потоков развития языков книга формирует панорамное видение Запада, раскрывая самонаправленные процессы материи и энергии и их взаимодействие с человечеством.

«Ностальгия» Андрея Тарковского

Это один из тех фильмов, которые я посмотрела десятки раз. Пересматривая его на разных этапах жизни, нахожу новые метафоры, отголоски и иную глубину. Мне очень близок визуальный язык Тарковского, его способность запечатлеть душевное состояние, экзистенциальное отчуждение его героев, свободное течение сюжета между измерениями памяти, снов и реальности, нелинейные повествования и его отношение ко времени как к категории вне объективности.

Несколько лет назад во время поездки в Италию я побывала в местах, где снимали этот фильм, — аббатство Сан-Гальгано и городок Баньо-Виньони в Тоскане. Посещение этих мест, которые совершенно не изменились за 30 с лишним лет, произвело на меня огромное впечатление.

Помпеи

Меня всегда привлекали исторические места как способ оставаться на связи с предшествующими нам цивилизациями и поколениями. Археологические раскопки, архитектурные руины, памятники и культурные ландшафты несут в себе материальную память потоков энергии, которые начались задолго до нас и будут продолжаться долго после. Одно из таких мест, которое оставило неизгладимое впечатление и сказалось на развитии моей художественной практики, — это Помпеи. Город, погребенный под пеплом Везувия, представляет собой уникальный снимок римской жизни, застывшей в момент погребения. Параллельно я читала книгу Сьюзен Зонтаг The Volcano Lover, где события происходят в Неаполе и задумчивое присутствие вулкана предвосхищает сильные извержения, грядущие в обществе.

Подобное ощущение пронизанности историей у меня сложилось при посещении Пушкинских Гор и Успенского монастыря, где, поднявшись на колокольню, я впервые увидела колокол изнутри. Именно там появилась идея скульптуры с языками колоколов, с которой я выиграла премию «Новые сенсации» и которая позже выставлялась и вошла в коллекцию галереи Саатчи в Лондоне.

Dia Beacon

Это музей под Нью-Йорком, который содержит необыкновенную коллекцию искусства начиная с 1960 года по нынешний день. Обширные пространства музея отлично подходят для крупномасштабных инсталляций, и каждая галерея построена специально для искусства, которое там выставлено. Каждый раз мне кажется, что я попадаю в другой мир, в котором хочется задержаться.

Всегда, когда приезжаю в новый город, в первую очередь стараюсь посетить музей современного искусства. Сейчас это уже не просто площадки для выставок, а гибридные пространства, привлекающие различные виды творчества. Очень часто сами здания отличаются удивительными архитектурными решениями. При музеях всегда есть отличные книжные магазины, кафе и экспериментальные площадки. Это места, где сходятся и сосуществуют многие дисциплины. Из любимых музеев также могу назвать Уитни в Нью-Йорке, «Луизиану» в Дании, Токийский дворец в Париже, Стеделейк в Амстердаме, Тейт Модерн в Лондоне и «Гараж» в Москве.

Донна Харауэй и экофеминизм


Мне очень близка эта ветвь философии нового материализма и постгуманизма. Особенно в последних работах Харауэй, где она предлагает радикально изменить наши отношения с Землей и ее обитателями, предлагая систему взаимодействия, в которой все человеческое и нечеловеческое неразрывно связано между собой. Как мне кажется, найти способ совместной жизни друг с другом и со всеми видами на поврежденной планете — это один из самых критических вопросов нашего времени.

11 января

Новости