Бодипозитив — это дань моде, маркетинг или любовь к себе? Разбираемся вместе с экспертами

В «The City. Говорим» новый формат: два гостя обсуждают одну тему, придерживаясь противоположных точек зрения. Ранее темой дискуссии стал NFT, теперь — бодипозитив. Психолог Люция Сулейманова и лайф-коуч Татьяна Рыбакова попытались разобраться, надо ли в наши дни стремиться к модельным параметрам или стоит выбрать философию бодипозитива.

О моде на уникальность

Люция: Сегодня тенденция действительно изменилась, мы видим это по глянцу. Появились модели с не совсем правильными чертами лица, и, глядя на них, мы говорим о том, что совершенство — это прекрасно и несовершенство тоже бывает прекрасно.

Татьяна: Время дайверсити пришло. Люди действительно перестали вестись на модные тенденции, стройных моделей и поняли, что в мире огромное количество людей с разным телосложением, из разных стран. И все они по-своему красивы.

О весомых аргументах стройности

Татьяна: Стоит поговорить о причинах, а не о количестве приверженцев бодипозитива, но у нас нет таких данных. Мне кажется, в основе всего лежит недовольство собой, отсутствие контакта со своим телом, разные подростковые и детские травмы, которые люди пытаются уравновесить хорошим внешним видом. Когда-то я была другой, но потом похудела на 55 килограммов! Физически вообще очень тяжело иметь большой лишний вес: все натирает, одежду тяжело подобрать. Плюс я понимала, что в обществе мне с моими исходными данными будет гораздо сложнее добиться принятия, успеха, построить карьеру и так далее. Все это тоже меня мотивировало.

Люция: Прекрасный пример ситуации, когда есть медицинские ограничения. Не потому что вес давит, а потому что он точно сказывается на качестве жизни. Большая масса тела очень мешает, и не только потому, что тебя как-то не так принимает общество. Ограничения реальные есть. Но при этом надо понимать, что в первой половине жизни на человека очень давит общество — он вынужден ему соответствовать. Например, ребенка учат по системе «все пятерки — это хорошо», а «четверка не оценка» — это тоже оттуда. Или рядом худеющая мама, которая сидит на каких-то сумасшедших диетах в духе «два яйца в день» или «три яблока». И при этом все время говорит о том, что у ребенка не все хорошо с телом: «Какая-то ты толстенькая, надо бы тебе похудеть, вот другие девочки стройненькие». Это все откладывается. И мы видим, что на самом деле не всегда давит общество, зачастую это идет из семьи.

О крайностях бодипозитива

Татьяна: Раньше о бодипозитиве даже речи не было в принципе. Он появился исходя из того, что твое тело — твое дело, но большинство людей почему-то начали использовать это понятие как дань такой своеобразной моде. Например, поставить крупную модель на обложку какого-нибудь международного журнала. То есть все, как обычно, дошло до крайностей, и мода тоже становится крайностью. Как очень стройные модели в 1990-е, так и теперь другая крайность — очень полные модели. На самом деле это не самая лучшая пропаганда, если мы говорим глобально. Надо понимать, что бодипозитив — это принятие своего тела, его изъянов. Это пошло от людей, которые имели при рождении или после травм какие-то несовершенства, например ожоги. Их тело не соответствовало классическим канонам. А в итоге бодипозитив просто стал модной тенденцией, которую начали использовать люди с большим весом, а точнее — маркетологи, чтобы создать хайп.

О границах между ленью и бодипозитивом

Татьяна: Такое тоже бывает: бодипозитив используют для того, чтобы не брать ответственность за свое здоровье. Все-таки большой вес — это медленная смерть. Химические процессы в теле нарушаются, это я уже как эксперт могу сказать. Отсюда и большое количество воспалений. Неправильная еда, нарушение кровообращения и, как следствие, гормональные нарушения. Это как курение: медленно убиваешь себя. Знаешь, что вредно, но ведь сейчас все окей! А что будет через 10–20 лет — не задумываешься.

Люция: К сожалению, жир — это гормональный орган, который при большом количестве начинает уже сам стимулировать наш аппетит и все остальные изменения в организме. Но, кроме биологической составляющей, бодипозитив сейчас больше связан с протестом. И не на теме «я люблю свое тело», а с позиции «я могу себе позволить не заниматься собой». В этом много боли, протеста, разборок с окружающими и желания доказать, что ты имеешь право. Я сталкиваюсь с тем, что бодипозитив — такая же мода, как и мода на идеальную фигуру. Это две стороны одной медали.

О гранях разумного

Татьяна: Есть несколько показателей, по которым можно проверить здоровье человека. Самое простое — это индекс массы тела. Он показывает, есть у человека ожирение или нет. Это простейшая формула, ее можно найти в интернете и посчитать. Также можно сделать биоимпедансный анализ тела, который показывает соотношение жира, костей и мышечной массы. Опять же таблицы есть в интернете. Это реалистичная оценка со стороны здоровья, а не какого-то восприятия. Потому что, например, спортсмены могут весить очень много за счет мышечной массы. Все относительно. А если мы говорим про лишний вес — это уже история про ответственность, которую люди не хотят брать, потому что так удобно.

Люция: Давайте не будем забывать, что у женщины есть период, когда она вынашивает ребенка. И понятно, что важно себя поддерживать в это время, но не у всех есть такая возможность. Девушки приходят ко мне на прием, потому что чувствуют себя вторым сортом из-за изменений в весе. Это тяжелый период. Вес можно восстановить, но ведь еще происходят гормональные изменения. В этот момент от партнера требуется большая поддержка.

О культе еды и полезном меню

Татьяна: Я тоже не просто так весила больше 100 килограммов в детстве. Мама создала этот культ еды, потому что у нее было очень бедное детство. Сгущенка была на столе раз в несколько месяцев, это был десерт на всю большую семью. То есть какие-то такие вещи она переложила на свою жизнь неосознанно из-за тяжелой судьбы. Поэтому в детстве, даже если не было денег, например, на новую одежду, всегда была колбаса в холодильнике.

Люция: Ситуация меняется, я много езжу по городам России с выступлениями и вижу очень много стройных людей в хорошей физической форме на улицах. И еда изменилась — уже не предлагают котлеты с картошкой. Общие ценности меняются. Иногда я сталкиваюсь с тем, что в любом, даже небольшом городе люди очень мотивированы. Появился интернет и возможность увидеть другую жизнь, поэтому люди, особенно молодого возраста, мотивированы быть в хорошей форме, быть здоровыми. Но при этом давайте все-таки не будем забывать, что еда — это большое удовольствие.

Татьяна: Но и яблочко, и морковка — это тоже вкусно. Но, к сожалению, число людей с ожирением в мире только растет.

Люция: В Америке огромное количество людей с лишним весом. Фастфуд — это убийство. Я бы исходила из того, что радости жизни, которые ассоциируются с едой, теплом, принятием чего-то вкусного раз в неделю в разумных количествах — это про удовольствие. Когда такое каждый день, оно перестает им являться. Ты теряешь вкус к этому состоянию, нет какого-то драйва.

О простых истинах

Люция: В мире есть голубые зоны, где люди живут очень долго — до 95 и даже 100 лет, при этом они полны сил и здоровья. Таких мест несколько в мире, все они находятся на пересеченной местности, то есть люди там много ходят пешком. У них очень простая еда, они собираются за столом большими семьями. У них качество жизни и физические способности в преклонном возрасте прекрасные. И это пример того, что есть надо немного. Чем старше мы становимся, тем меньше желательно есть и тем менее калорийной должна быть пища. В 60 лет, если хочешь быть здоровым, норма — 1 200 килокалорий в день. И это не страшно! Ты выживешь, будешь здоров и бодр. Это важно понять, но люди приходят к этому не сразу.

Эфир The City от 25 мая

Фото: Getty Images

Новости