Братья Морозовы: семейная история и мировое наследие

Им завидовала вся Москва, их ненавидели коллекционеры, на них молились художники, и им мы сегодня говорим спасибо за богатейшее собрание мировой живописи. Братья Морозовы. Как потомки крепостных стали крупнейшими ценителями искусства в стране и как формировалась их коллекция, которую сейчас можно увидеть в Пушкинском? Давайте разбираться.

Тюки, набитые разноцветной материей, которые приходилось тащить на своих двоих от Орехова-Зуева до Москвы, — таким было начало великой бизнес-империи Морозовых. Основатель династии Савва Васильевич, крепостной крестьянин, неплохо ткал и умел красить материю. На этом и разбогател. Этот талант передался и его правнукам — братьям Михаилу, Ивану и Арсению. Правда, сами они уже не сидели за прядильными станками, а все больше времени проводили у мольбертов.

Судьбы этих троих будто были предсказаны прологами к русским сказкам. Помните: «Старший умный был детина, средний сын и так и сяк, младший вовсе был дурак». Говорят, дураком Арсения назвала его матушка, купчиха Варвара Морозова, когда увидела, что тот спустил уйму денег на строительство вычурного особняка на Воздвиженке. Сегодня это Дом приемов Правительства Российской Федерации. А могла бы быть отличная картинная галерея. Причем за экспонатами даже не пришлось бы далеко ходить. Ведь старший и средний братья, Михаил и Иван, собрали колоссальную коллекцию произведений искусства.

Братья Морозовы: семейная история и мировое наследие

Особняк Арсения Морозова

А начало ей положила, сама того не желая, матушка. Варвара Морозова, помимо того, что считалась главной бизнес-леди Москвы, была еще и большой меценаткой. Ее кредо «тратить на то, что помогает лечить и учить» подарило городу массу больниц и школ. На образование сыновей купчиха тоже не скупилась. К примеру, живописи их учили художники Мартынов, Хруслов, Коровин. А теперь представьте: уроки рисования вам в школе преподает сам Коровин — шансов остаться равнодушным к художественному искусству просто нет. Первым к картинам потянулся старший, Михаил. Именно работы учителя Коровина станут началом его личной коллекции.

Историк, филолог, «хороший малый» — так называли его современники. Со своей обаятельной женой Маргаритой Михаил часто бывал за границей. Там он купил своего первого Поля Бенара. Потом были Ренуар, Мане и Моне, Пикассо. Именно Михаил Морозов первым привез в Российскую империю Ван Гога, Мунка и Гогена. Русским художникам в коллекции тоже нашлось место.

Личное живописное собрание Михаил размещал в своем особняке на Смоленском бульваре. Там он проводил выставки, с радостью демонстрировал свои сокровища публике, мечтал о создании музея. И, сложись обстоятельства несколько иначе, быть может, именно это место могло бы под именем Морозовки стать главным конкурентом Третьяковки. Но последняя картина, купленная коллекционером, неоконченная работа Тулуз-Лотрека «Певица Иветт Гильбер», стала аллегорией его собственной судьбы. Такой же многообещающей и такой же оборванной. Михаил скоропостижно скончался в 33 года. А его наследница, супруга Маргарита передала почти все собрание мужа Третьяковской галерее.

Братья Морозовы: семейная история и мировое наследие

Валентин Серов. Портрет Ивана Абрамовича Морозова. 1910

Так случилось, что именно в год смерти брата Иван, средний Морозов, купил свою первую западноевропейскую картину. Коллекционером он становиться не планировал. Выучился в Швейцарии и обосновался в Твери, где на радость матери занялся семейной мануфактурой. Потом перебрался в Москву. Старший брат ввел его в круг живописцев и буквально заразил своей страстью к художественному искусству. В итоге в его коллекции оказалось несколько сотен работ отечественных и зарубежных мастеров — и самое лучшее в Европе собрание импрессионистов. Когда знатоки искусства сетовали западным галеристам на скудность их коллекций, те отвечали: «Все потому, что самое лучшее в Москве у Морозова».

Иван подходил к своей страсти с холодным рассудком. Он не скупал все подряд, а всегда четко знал, какая именно картина ему нужна, взвешенно создавал структурированное собрание. И не скупился: как правило, покупал работы оптом. В Европе о нем говорили: «Морозов — это тот, который не торгуется».

Братья Морозовы: семейная история и мировое наследие

Белый зал (Музыкальный салон) в доме И. А. Морозова с панно Мориса Дени

Большую часть картин Иван разместил в своем особняке на Пречистенке. Жил он там закрыто от общества, да и оно к нему не было расположено. Кроме роскошного собрания картин, предметом зависти было личное счастье Морозова. Он наперекор нормам общества осмелился жениться на красавице-певице из ресторана «Яр» Евдокии Кладовщиковой и жил с ней душа в душу. От пуританских упреков Иван отгородился массивной стеной своего особняка и, в отличие от старшего брата, не стремился сделать из коллекции общедоступную галерею. Побывать у него в гостях было большой удачей. А уж тем счастливцам, которые оказывались в святая святых, Морозов лично и с гордостью демонстрировал полотна, добытые им на мировых аукционах.

Без предупреждения и бесцеремонно к коллекционеру нагрянули только однажды. Зимой 1918-го его дом и уникальное собрание национализировала молодая и напористая советская власть. Купцу-миллионеру оставили лишь пару комнат в его бывшем особняке. Первый этаж отвели под общежитие, а на втором открыли музей. Морозову предложили должность заместителя — хранителя его же собственной коллекции. Предложение он принял и некоторое время даже водил там экскурсии.

Братья Морозовы: семейная история и мировое наследие

Константин Маковский. Портрет В. А. Морозовой. 1884

Весной 1919-го Иван с семьей все же покинул страну. Он обосновался во Франции и жил безбедно — помогли заграничные счета, через которые он когда-то покупал живопись. В редких доверительных беседах Морозов признавался: единственное, о чем он жалеет, — это о своей коллекции. Ее же меж тем сперва объединили с таким же национализированным собранием Сергея Щукина, какие-то картины продали, а затем и вовсе планировали разбросать работы по региональным галереям. В итоге то, что некогда было единым целым, поделили между собой петербургский Эрмитаж и московский Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Братья Морозовы остались в истории, а их коллекции стали культурным достоянием настоящего.

Выставка «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» проходит в Пушкинском музее до 30 октября. Билеты по 700 рублей

Текст: Виталий Калашников

Фото: предоставлено пресс-службой музея

Новости