Критик Галина Юзефович — об отлучении Джоан Роулинг от вселенной «Гарри Поттера»

Новогодний реюнион, который мы все ждем, — спецэпизод «Гарри Поттера» к 20-летию кинофраншизы под названием «Возвращение в Хогвартс». Будут все, кроме создательницы того самого мальчика, который выжил. Главный редактор The City Евгения Смурыгина узнала у литературного критика Галины Юзефович, почему Джоан Роулинг отлучили от ее же вселенной, есть ли у нее шанс приспособиться к миру новой этики и при чем тут маленький одинокий трансгендер с Аляски.

Евгения Смурыгина: Интереснейший кейс продолжает происходить вокруг Джоан Роулинг, которую уже совсем отлучили от вселенной Гарри Поттера за высказывания, которые в Великобритании посчитали трансфобными. Она написала, что женщин, которые менструируют, нужно называть просто женщинами. Но все подряд начали от нее отрекаться. Получился кэнселинг из-за неправильного, по мнению большинства, образа мыслей. При этом Роулинг продолжает писать книги — из последнего вышел «Рождественский поросенок». Почему ее книги продолжают издавать, несмотря на ситуацию вокруг нее?

Критик Галина Юзефович — об отлучении Джоан Роулинг от вселенной «Гарри Поттера»

Галина Юзефович: К счастью, Великобритания устроена немного иначе, чем Америка. В Америке cancel culture очень быстро с уровня шума в социальных сетях переходит на уровень практических действий. Как только ты себя плохо вел, или про тебя сказали, что ты себя плохо вел, или ты какую-нибудь глупость ляпнул в социальных сетях — завтра тебя уже могут уволить.

В Великобритании этот зазор существенно больше. Хоть горшком обзови, но покуда книги Джоан Роулинг хорошо продаются (на самом деле, читатели не готовы объявить им бойкот) и до тех пор, пока система авторского права остается незыблемой (она, слава богу, остается) — нельзя сказать, что ты себя плохо вела, поэтому авторское право у тебя отчуждается. Даже заключенные в тюрьму преступники сохраняют авторское право, если они что-то хорошее успели совершить. Это две разные истории. То, что ее издают, и то, что ее ругают и отменяют, — два разных сюжета.

Меня очень порадовала история с последним романом о Корморане Страйке, который вышел на пике этого скандала и который по продажам побил все предыдущие книги о Корморане Страйке. Читатели никак не отреагировали, они не пошли бойкотировать Джоан Роулинг.

Е. С.: Но она продолжает издавать эти книги под мужским именем?

Г. Ю.: Да, но она это делала изначально. Это был изначально элемент приема, и вряд ли она от этого откажется. В этом не было никакого желания замаскироваться: все знают, что Роберт Гэлбрейт — это Джоан Роулинг, она совершенно никак этого не скрывает и не отрицает уже давно. Так что это просто прием. Так же как все знают, что Борис Акунин — это Григорий Чхартишвили, но он же продолжает писать книги как Борис Акунин.

Пока что эти два сюжета разведены. Люди, которые ругают Джоан Роулинг и ненавидят ее, очень громкие, их чувства отчасти можно понять — на мой взгляд, Джоан Роулинг не лучшим образом высказалась. К ее высказыванию может быть много вопросов. Но эти люди не обладают властью лишить Джоан Роулинг доступа к печатному станку и электронным библиотекам. Мне кажется, что это очень хорошо. И в целом я вообще должна сказать, что в истории с полемикой вокруг этих несчастных трансфобных высказываний Роулинг меня устраивает, пожалуй, все, кроме тональности этой полемики.

Критик Галина Юзефович — об отлучении Джоан Роулинг от вселенной «Гарри Поттера»

Christopher Furlong/Getty Images

Е. С.: При этом Роулинг пытается исправиться — пишет какие-то новые эссе или заметки в прессе, твиты. Но у нее получается, кажется, все хуже и хуже. Как в сиквеле «Секса в большом городе», когда Миранда в первой серии пытается соответствовать новой этике, но выходит только хуже, просто ей уже 50+ и тяжело подстраиваться под новые правила. Не похожа ли эта ситуация на историю с Роулинг?

Г. Ю.: Мне очень сложно судить, потому что я не смотрела ни «Секс в большом городе», ни его продолжение. Мне трудно опереться на эту параллель, но мне кажется, что да, конечно. Отчасти это связано с возрастом, и я тоже прекрасно понимаю, что не могу приспособиться к использованию феминитивов. Я ничего против них не имею, но это не мое. Мне 46 лет, большую часть своей жизни я прожила без феминитивов. И, скорее всего, как говорил персонаж короля Лира, граф Кент: «Я стар учиться».

И наверняка в том, что говорит Джоан Роулинг, есть элемент того, о чем вы говорите. Но, если честно, не уверена, что Роулинг пытается быть хорошей. Она исключительно выдающаяся во всех смыслах женщина и, думаю, во мнениях своих довольно непреклонна. Она говорит то, что думает, и думает, что говорит.

Но да, конечно, у поколения Джоан Роулинг или даже у моего некоторые постулаты, которые сейчас нормализуются, вызывают определенное отторжение. И это совершенно естественно. Но важный элемент того, что мы называем сейчас новой этикой, — принимать человека со всеми его особенностями, со всеми его травмами, со всеми его годами сформированными мнениями. Поэтому странно, когда тебе говорят: «Окей, бумер». Точно так же будет оскорбительным, если я при взгляде на своего студента буду говорить: «Окей, детонька». И мы будем понимать, что я на самом деле думаю.

Мне кажется, что одна из важных идей этого нового взгляда на мир — гуманистическая. По крайней мере, на уровне риторики. И если Джоан Роулинг не может принять какие-то современные постулаты, то можно попробовать ей объяснить, а можно от нее отвязаться, признать, что она сформирована другим временем, другими взглядами. До тех пор, покуда они не приносят непосредственного вреда, ощутимого, осязаемого вреда — не то что где-то далеко, на Аляске заплакал маленький одинокий трансгендер, а действительно есть какие-то измеряемые, ощутимые вещи. Вот если бы она создала движение против трансгендерных женщин и начала добиваться проведения через парламент закона о запрете трансгендерных переходов — тогда можно было бы занять более жесткую позицию. А до этого момента я бы не стала.

Критик Галина Юзефович — об отлучении Джоан Роулинг от вселенной «Гарри Поттера»

Dave M. Benett/Getty Images

Е. С.: Хочу еще раз вернуться к тому, что история с Роулинг — это же первый случай, когда создателя огромной вселенной — теперь уже не только книжной, но и киновселенной — отлучают от нее. Но ведь она создатель, как ее можно оторвать от этого всего?

Г. Ю.: Да, это действительно первый случай. Но надо понимать, что не так много прецедентов создания вселенных такого масштаба. Что мы можем вспомнить? «Властелин колец», «Игра престолов» и, собственно, «Гарри Поттер».

Е. С.: Marvel? Хотя это коллективный проект...

Г. Ю.: Marvel, да, это не авторский проект, там нет одного создателя. А тут да, такие огромные авторские вселенные. Но, если честно, если бы процесс был не травматичным, если бы он не проходил на фоне скандалов, в нем бы не было ничего ужасного. Потому что, смотрите, Толкин умер уже почти 50 лет назад. Его сын Кристофер Толкин, который был наследником и хранителем его вселенной, тоже умер в 2020 году. Тем не менее мы видим, что вселенная жива, здорова, развивается, уже объявлено о скором выходе нового сериала, посвященного легендам Средиземья.

То есть такого рода вселенные рано или поздно все равно начинают жить независимо от своего создателя. Гораздо хуже было бы, если бы с условным уходом Джоан Роулинг вселенная схлопнулась и умерла. Это было бы авторское поражение.

Фото: кадр из фильма

29 декабря, 2021

Новости