9 интересных проектов Венецианской биеннале

До 24 ноября Венеция захвачена 58-й биеннале современного искусства – в какую дверь ни зайди, хоть в палаццо, хоть в церковь, найдешь инсталляцию или выставку. Посмотреть все нереально, поэтому выбрали трех художников основного проекта, три национальных павильона и три проекта параллельной программы, которые нужно увидеть в первую очередь.

Фото: Jack Hems

Основной проект

Основной проект биеннале, флагманская выставка, традиционно занимает большой павильон Италии в садах Джардини и здании Арсенала. В этом году ее куратором стал Ральф Ругофф из Лондона, где он много лет возглавляет крупный выставочный центр Hayward Gallery и делает заметные выставки с современными художниками. Придуманная им тема поначалу удивила всех: May you live in interesting times – «Чтобы ты жил во времена перемен». Знаменитая китайская пословица, безусловно, подходит к нынешней ситуации – в эти самые времена мы как раз и живем. Получилось развернутое художественное высказывание о том, как искусство учится толерантности и преодолению барьеров быстрее политики и общества.

Антея Гамильтон


Художница из Лондона считается неофициальным последователем эпатажной группировки «Молодые британские художники» (в нее входят Дэмиен Херст, Трейси Эмин и другие скандалисты). Гамильтон любит китч, абсурд и театральные эффекты. Яркий пример – ее недавняя выставка в галерее Tate. Выглядело это так: в зале, выложенном белоснежной плиткой, каждый день появлялся персонаж, одетый в один из семи костюмов, придуманных художницей, и изображал тыкву-сквош. Для биеннале куратор выбрал ее прошлогоднюю инсталляцию «Новая жизнь» – яркое пространство, необычные костюмы, все очень эффектно.


Томас Сарацено

Томас Сарацено – аргентинец, живущий в Берлине, любитель сайнс-арта и сложносочиненных инсталляций-исследований. Одна из самых известных его работ находится в постоянной экспозиции Музея современного искусства в Дюссельдорфе, где он соорудил подобие утопического «города будущего», который должен оторваться от Земли и дать ей отдохнуть. Инсталляция, внутрь которой пускают всех желающих, парит под потолком. В Венецию он привез совсем новую и очень красивую иммерсивную инсталляцию с паутиной, которая оплетает пространство (аналогии с Сетью в современном мире легко читаются), в которую вплетены звуки, медитативные карты и взаимодействие с артистами-перфомерами.


Шилпа Гупта


Куратор Ральф Ругофф, посвятивший биеннале «китайскому проклятию», придумал нестандартный ход – две части экспозиции в Джардини и Арсенале содержат работы одних и тех же художников и не продолжают друг друга, а по-разному трактуют тему. Художница из Мумбаи, одна из самых известных индийских авторов на международной сцене, говорит о границах между людьми, странами, народами. В одном случае – это звуковая инсталляция с сотней микрофонов и с философским названием – «Я не могу уместиться в твоем языке», в другом – железные ворота у стены, которые никуда не ведут, но, раскачиваясь, ломают преграду.


Национальные павильоны

Второй пункт обязательной программы в Венеции – павильоны стран-участниц, в этом году их 89. Им давно не хватает места в садах Джардини, и те страны, что не успели обзавестись собственным павильоном (то есть, не построили его сто лет назад), снимают помещения в городе. Самый оригинальный выход несколько лет назад нашла Португалия – экспозицию разместили на пришвартованной у Джардини яхте. К услугам остальных – палаццо, портовые склады и доки. В одном из них, в переулках за Арсеналом, стоит найти победителя этого года.

Павильон Литвы

Видео: YouTube/Judith Benhamou-Huet Reports

«Золотого льва» за лучшую экспозицию в национальном павильоне получила группа литовских художников, которая привезла в Венецию оперу-перфоманс «Солнце и море (Марина)», посвященную проблемам климатических изменений на планете. Выглядит эффектно: помещение засыпано песком, люди разных возрастов и комплекций в купальниках ведут себя, как на обычном пляже. Все поют. Павильон открыт каждый день, но исполнители приходят только по субботам (с 10:00 до 18:00).


Павильон Франции


Биеннале в этом году отражает международный тренд феминизации искусства. Он повсеместный – музеи открывают выставки художниц разных эпох, аукционные дома устраивают отдельные сессии торгов «старыми мастерицами». Многие страны-участницы выбрали для своих представительств женщин, так что еще до открытия биеннале прозвали La biennale Donna. В одном из самых популярных павильонов – французском – Лор Пруво показывает иммерсивную инсталляцию «Глубокое синее море окружает тебя». Разговор о глобализации, экологии, наших истоках и целях, начинается с роуд-муви, снятого во время конного путешествия по Франции и (не)случайных разговоров с местными жителями, и продолжается в инсталляции из муранского стекла, выстроенной на месте, в павильоне. Добавьте к этому дымовую завесу перед фасадом и обратите внимание на гору земли у входа – намек на то, что между павильонами Франции и Великобритании неплохо было бы прорыть Евротоннель местного значения.


Павильон России


Зайти сюда стоит не только из патриотических соображений, но и чтобы составить собственное мнение об одной из самых спорных российских экспозиций за последние годы – и наши, и западные специалисты с равным энтузиазмом записывают его либо в число лучших, либо худших (последнее случается чаще). И те, и другие сходятся в одном – к актуальному искусству экспозиция отношения не имеет, так что ее появление на главной биеннале как минимум странно. Обычно за выставку отвечает конкретный человек – куратор, но в данном случае его нет, куратором объявлен музей «Эрмитаж». Название – Lc. 15:11–32 – взяли из Евангелия от Луки, строки о блудном сыне – отсыл к знаменитому полотну Рембрандта в собрании музея. Режиссер Александр Сокуров силами студентов Академии художеств соорудил некую инсталляцию по мотивам живописи великого голландца и других старых мастеров, до кучи вставив в экспозицию копию ног знаменитых атлантов Нового Эрмитажа с торчащей арматурой в виде крестов. Нижний зал отдали питерскому сценографу Александру Шишкину-Хокусай (по поводу фамилии, объединяющей русскую и японскую классику, тоже безжалостно язвили критики), который придумал выставку «Фламандская школа» (снова классика!) с фанерными скульптурами. Словом, пока мир думает, как пережить «интересные времена» XXI века, российский павильон упорно стремится в седую древность.


Другие проекты

Лоренцо Куинн «Возводя мосты»

Фото: Lorenzoquinn.com

Эффектная скульптура во дворе Арсенала принадлежит итальянскому художнику Лоренцо Куинну и самым буквальным образом отражает главную мысль куратора Ральфа Ругоффа. Шесть мостов – «Мудрость», «Надежда», «Любовь», «Помощь», «Вера» и «Дружба» – символизируют единение разных культур и напоминают о том, что есть общего у нас всех.


Пушкинский музей и Stella Art Foundation «В конце пребывает начало. Тайное братство Тинторетто»


Пушкинский активно развивает направление современного искусства у себя дома (несколько лет музей собирает коллекцию актуального видеоарта), а для представительства в Венеции объединился с частным фондом Стеллы Кесаевой (в течение трех биеннале она была комиссаром российского павильона, и выглядел он в те годы гораздо интереснее). Выставку в недавно отреставрированной церкви Сан-Фантин XVI века посвятили одному из самых ярких венецианцев – художнику Якопо Тинторетто, у которого в этом году юбилей – 500 лет. Отталкиваясь от живописи Ренессанса, придумали сложную композицию с участием Дмитрия Крымова (он снял видео с актерами МХТ Анатолием Белым и Ольгой Ворониной), художницы Ирины Наховой и американского классика видеоарта Гэри Хилла. Эффектный «трюк» – настоящая картина Тинторетто, которая появляется и исчезает по ходу театрализованного действия. Выставка продлится до 11 сентября.


Фонд V–A–C «Время, вперед!»


Еще одна выставка с российским следом – в палаццо Дзаттере фонд V–A–C, который готовится к открытию собственного здания в Москве, показывает экспозицию с «советским» названием и международным составом участников. Темой стало собственно время и характер материи в XXI веке. Работы созданы специально к выставке и кроме «неподвижных» объектов включают городские перфомансы, занятия танцами и телесными практиками и даже такой вид исследования времени как совместный сон. «Время, вперед!» можно увидеть до конца биеннале (24 ноября).

25 мая