Треснувший мир и немного каминг-аута: каким получился четвертый сезон «Очень странных дел»

В пятницу на ушедшем из России Netflix вышли две заключительные серии четвертого сезона «Очень странных дел». Оба эпизода тянут на полнометражные фильмы — финальная серия, например, идет почти два с половиной часа. Повлияло ли количество минут на качество, почему Netflix разделил сезон на две части, что случилось с жанром и что особенно удалось братьям Даффер? Отвечаем на главные вопросы о сериале.

Когда вышел второй сезон «Очень странных дел» и к основным персонажам добавилась масса новых — калифорнийские сиблинги Макс и Билли, любитель конспирологических теорий Мюррей, доктор Оуэнс, — казалось, ишь как разросся мир Хоукинса. Возникали вопросы: смогут ли братья Даффер удерживать внимание на всех персонажах, не сольют ли кого по пути? В новом сезоне же героев так много, что все вместе в кадре они не появляются ни разу, даже находясь в одном городе, так как в противном случае рискуют изобразить постер «Французского вестника» Уэс Андерсона.

Треснувший мир и немного каминг-аута: каким получился четвертый сезон «Очень странных дел»

И хотя поставить всех персонажей в один кадр у братьев Даффер не получилось, им удалось рассказать ветвистую историю так, чтобы все линии лабиринта сошлись в одной точке, а по пути никто не потерялся. Даже если иногда этот рассказ выглядит сбивчиво, как дневник подростка.

В Хоукинсе снова беда: погибают дети. Троих подростков один за одним находят убитыми, причем убитыми так страшно, что местным в качестве объяснения происходящему не приходит ничего, кроме ритуалов религиозной секты. Под приметы лидера воображаемого культа попадает Эдди (Джозеф Куинн) — вечный второгодник, любитель метала, мелкий наркодилер и лидер D&D-клуба. Чтобы спасти друга по настолке, Дастин (Гейтен Матараццо), Лукас (Калеб Маклафлин) и друзья начинают расследование. К тому же очевидно, что убийства связаны с Изнанкой, а следующей жертвой может стать Макс Мейфилд (Сэди Синк).

Тем временем Джойс (Вайнона Райдер), переехавшая с сыновьями и Одиннадцатой (Милли Бобби Браун) в Калифорнию, получает странное послание из СССР и понимает, что Хоппер (Дэвид Харбор) жив. Так что она мчит туда на всех парах, подхватив за компанию конспиролога Мюррея. Саму Одиннадцатую забирают в лабораторию доктора Бреннер и Оуэнс, чтобы помочь ей вернуть суперсилы, ведь мир ждет ужасная опасность.

Треснувший мир и немного каминг-аута: каким получился четвертый сезон «Очень странных дел»

Ужасная опасность — не преувеличение. Никогда еще братья Даффер не заходили так далеко в своих амбициях, и разросшийся хронометраж здесь — лишь формальное их отражение. Причем амбиций как режиссерских, так и авторских — рассказчиков историй. Повествование так расползается, становится таким ветвистым и размашистым, что теперь все сезоны в связке все больше напоминают великий американский роман. Как положено этому жанру, он не может исследовать только небольшую группу людей, ему нужно — хотя бы широкими мазками — обрисовать нравы, царящие на местности в описываемую эпоху.

За демонстрацию нравов среднестатистического американца здесь отвечают «разъяренные деревенщины» (как называют их главные герои, отправляясь закупаться ингредиентами для коктейля Молотова) — то есть те обитатели Хоукинса, которые видят объяснение очень страшных дел в русских шпионах, «Подземельях и драконах» и хард-роке, отрицая саму возможность принять то, чего они не понимают.

Кстати, линия обозленных горожан, которые увидели в ролевой игре причину смерти, взята из жизни. Подобные истории произошли в США в 1979 и 1982 годах, когда после самоубийств подростков следователи посчитали D&D вероятной причиной. Нужно отдать братьям Даффер должное: даже горе-мстители с ружьями наперевес получили у них порцию зрительского сопереживания. Хотя тут как раз ничего удивительного — именно в персонажах главная дафферская суперсила.

Были бы мы так терпимы и толерантны к претенциозными фразам, эмоциональным до манипулятивности диалогам нового сезона, если бы их произносили другие герои, менее полюбившиеся, менее привычные и менее живые?

Треснувший мир и немного каминг-аута: каким получился четвертый сезон «Очень странных дел»

Уилл (Ноа Шнапп), который в начале сезона будто бы терялся за вышедшей на первый план остальной тусовкой, в финальных сериях получил мало того что одну из самых эмоциональных сцен, но и сделал каминг-аут, пусть и не для своих друзей, но для нас, зрителей. В этом нет ничего, чего мы не ждали бы еще с третьего сезона — после его эмоционального ответа на вопрос Майка: «Ты что, думал, что мы всегда будем играть в D&D в подвале и у нас никогда не будет девчонок?». Но то, что Уилл открылся, перевело его обособленность, некую отверженность после всего пережитого из сай-фай-уровня в человеческий.

На несколько другой уровень съехала и сама Изнанка. Сначала хоукинское зазеркалье олицетворяло страх перед будущим, который испытывает каждый подросток, теперь она стала чем-то еще более пугающим и масштабным, но сохранила эмоциональный аспект — что-то, что живет внутри каждого. Например, показала, каким может стать мир после смерти близкого. Ведь именно после гибели одного из самых важных и любимых персонажей в финале Изнанка прорвалась наружу, и Хоукинс буквально треснул по швам. Братья Даффер сделали то, что часто практикуют режиссеры и с меньшим размахом, — визуализировали избитую метафору. Но не так уж часто это получается настолько эффектно, что целый город распадается на куски.

Треснувший мир и немного каминг-аута: каким получился четвертый сезон «Очень странных дел»

За эффектностью и раскручиванием повествовательного полотна Дафферы не забывают и о мелочах, которые делают не только героев, но саму историю живой, яркой, нежной и близкой. Романтическая поездка в трейлере под песню Джеймса Тейлора, успокоительно протянутое «чува-а-ак» калифорнийского индейца-пиццамейкера, скорость речи и спотыкания Робин, чтение вслух «Талисмана» Стивена Кинга и Питера Cтрауба. Все жанры, между которыми балансировал сериал раньше, встречаются. Другое дело, что к ним добавляется масса нового и порой слишком размашистого, будто братья Даффер, поняв, что Netflix дал им карт-бланш, просто не смогли держать себя в руках. Так, от неуемного желания попробовать все и сразу появились пустынные кадры прямиком из военного блокбастера. Кажется, что и затянувшаяся история вызволения Хоппера из ГУЛАГа тоже могла быть короче, учитывая, что с основной сюжетной линией сезона она даже не связана — несмотря на то, как красиво встает в параллельный монтаж в решающих битвах.

С самого начала «Очень странные дела» работали с разными жанрами хоррора, ставили именно его в основу. На этот раз изменилась и эта составляющая: ужасы стали куда более телесными. В первых сезонах Изнанка выглядела непознаваемой, вышедшей откуда-то из пространства сна. Да, там умирали люди, да, оттуда с визгом выпрыгивали демогоргоны и убивали приятных героев второго плана, но сам страх рождался где-то под кожей. Помните второй сезон, когда в Уилла вселился Свежеватель Разума, нам то и дело показывали мурашки? Эта незначительная физическая деталь заставляла нас содрогаться. В новом сезоне содрогаться заставляют иначе — когда у детей ломаются кости и идет кровь из глаз. То есть куда более прямолинейно.

Впрочем, мурашки ощутить все еще можно. Появляются они в первую очередь потому, что в подобном хорроре оказались персонажи, к которым мы так привыкли. Эффект Гарри Поттера налицо — любители D&D, Одиннадцатая, непутевая Макс выросли у нас на глазах. Они менялись, из-за остановки времени в пандемию они выглядят несколько старше своих лет, но так бывает. Это как с бабушками, которые не видели внуков за учебный год, а теперь поражаются, как те вымахали. В случае с «Очень странными делами» такая бабушка — мы, зрители.

Треснувший мир и немного каминг-аута: каким получился четвертый сезон «Очень странных дел»

То, что Netflix выпустил сезон в два захода, конечно же, не забота о персонажах или зрителях. Последние полгода все отчеты стримингового сервиса довольно пессимистичны. Netflix интенсивно теряет подписчиков. Многие аналитики считают, что причина — в столь любимой бинджвотчерами (теми, кто смотрит сериалы в один присест) манере платформы выкладывать все сезоны разом, что позволяет зрителям смотреть то, что они хотят, за неделю и не продлевать подписку. Фанату «Очень странных дел» такой опции не оставили: теперь нужна двухмесячная подписка, чтобы узнать, кого братья Даффер не пощадили и что будет после многоточия на этот раз.

Кажется, платформа не прогадала. После первой части сезона «Очень странные дела» установили рекорд на стриминге, став самым популярным англоязычным шоу. Центральная песня нового сезона в исполнении Кейт Буш возглавила чарты в iTunes. Все отзывы на этот сезон заканчиваются надеждой на то, что нам не придется ждать финальный так же долго, гадая, куда жанр сериала и его герои двинутся на этот раз. Учитывая, что вокруг Одиннадцатой постоянно появляются аллюзии на Иисуса, а изнаночное зло грозит не только Хоукинсу, а всему живому, понятно, что те режиссерские амбиции, которые Дафферы нам уже продемонстрировали, далеко не предел.

Фото: ©Netflix

Текст: Алина Кузьо

Новости