Книги зимы: 10 книг в удовольствие и утешение

Зима 2021 года обещает быть долгой, но мы надеемся, что в конце ее нас ждет новое начало. А пережить ожидание поможет стопка отличных книг совокупной длиной с небольшое шоссе, которую собрала для нас литературный обозреватель Лиза Биргер. Каждая из них способна по-своему принести утешение или хотя бы отвлечь.

Сюзанна Кларк. «Пиранези»

Перевод с английского Екатерины Доброхотовой-Майковой
«Азбука»

Книги зимы: 10 книг в удовольствие и утешение

Свой дебютный роман «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» Сюзанна Кларк писала десять лет, но в итоге эта книга стала одним из главных фантастических романов 2000-х. Восьмисотстраничный роман с иллюстрациями и сносками рассказывал об альтернативной Англии XIX века, стране, по которой ходят волшебники и в которую возвращается магия. Казалось бы, тему магического мира можно эксплуатировать до бесконечности, и изначально Кларк так и планировала поступить. Но следующая книга заняла уже 15 лет, потому что Кларк заболела синдромом хронической усталости и не могла работать. Вместо сложного мира она придумала иллюзорно простой: главный герой Пиранези живет в лабиринте, огромные залы которого уставлены скульптурами, в подвалах бьется море, а на верхних этажах вьют гнезда птицы. Красота Дома завораживает, но за ярким образом есть еще и детективный сюжет, а вещи в этом лабиринте совершенно не то, чем они кажутся, или, наоборот, именно то, чем они являются на самом деле; за фасадом каждого явления открывается здесь его истинная античная суть.


Ксения Букша. «Адвент»

АСТ, «Редакция Елены Шубиной»

Книги зимы: 10 книг в удовольствие и утешение

Ксения Букша – одна из самых интересных писательниц нашего времени, все романы и рассказы которой уже сейчас можно начать выкладывать в единый пазл под названием «Русская жизнь». Как никто другой, она умеет по-новому увидеть знакомые вещи, вписать наше бытовое мыканье в какое-то высокое, надмирное существование, найти тот высший смысл, для которого оно все и было, как в нашем советском прошлом, так и в петербургском настоящем. «Адвент» – поэма в прозе, впрочем, иногда прямо переходящей на верлибр. В нехитрой сюжетной рамке: в крошечной квартире пятилетняя Стеша открывает окошечки рождественского календаря, а ее молодые родители пытаются найти свое место. «Адвент» – роман о чуде, вырастающем там, где для чуда, казалось, давно не осталось места, роман о том, как пережить изоляцию и стать все-таки ближе друг к другу, победить страх, побороть тревогу и услышать в рождественскую ночь заглушающий тьму и отчаяние хор радости из кантат Баха. Очень, в общем, своевременный роман – и для зимы, и для пандемии.


Стивен Кинг. «Будет кровь»

Перевод Татьяны Покидаевой, Виктора Вебера
АСТ

Книги зимы: 10 книг в удовольствие и утешение

Сборник из четырех новелл вполне можно было бы назвать «Стивен Кинг. Возвращение», раз в несколько лет мастер ужасов выпускает такой сборник, всегда из четырех историй, не связанных между собой, но часто связанных с прошлыми сюжетами или старыми героями. Так, заглавный рассказ «Будет кровь» продолжает недавний роман «Чужак». Еще один рассказ – про мальчика, который положил умершему старичку в гроб его айфон, и лучше бы он этого не делал – продолжение лучших сюжетов Кинга об отношении потребителей с вещами, вроде романа «Нужные вещи». «Крыса» – рассказ о писателе в поисках вдохновения, который, конечно же, запирается в глуши, как будто сотни историй, написанных хоть тем же Кингом, о том, что поиски вдохновения рождают ужас, никого ничему не научили. И, наконец, «Чак», то, ради чего все затевалось, история жизни, в которой Кинг с неожиданной лиричностью показывает цену и содержание человеческой жизни. В общем, именно это мы и называем «красиво стареть» – можно придраться, что образы знакомые, сюжеты – тем более, но ужас, который можно через них пережить, свеж, как всегда.


Саманта Харви. «Ветер западный»

Перевод Елены Полецкой
«Фантом пресс»

Книги зимы: 10 книг в удовольствие и утешение

Вряд ли в мире встречаются читатели, которые способны устоять перед таким набором: старая Англия, 1491 год, первые дни масленичного карнавала; деревушка, отрезанная от мира; убийство, которое, возможно, было, а может, его и не было; приходской священник с пивной кружкой в исповедальне, с огромным сочувствием к своему бедному, вечно голодающему приходу, совершенно не желающий искать никаких убийств, поскольку все и так достаточно несчастны. Всеобщее темное несчастье и становится главным предметом этого романа – притворяясь детективом, эта книга погружает нас, словно в темную воду, в средневековый странный мир. С настоящим мастерством Саманта Харви выписывает Средневековье в мельчайших деталях, при этом совсем не ограничиваясь занимательным историковедением. Еще ценнее здесь прозрения героя, пастора, который за пять столетий за нас задается теми же мучительными вопросами бытия, смерти и Бога, но находит на них совершенно неожиданные ответы.


Люси Уорсли. «Чисто британское убийство»

Перевод с английского Елены Осеневой
«Синдбад»

Книги зимы: 10 книг в удовольствие и утешение

Это уже третий бестселлер британской исследовательницы и историка Люси Уорсли, нашедшей самую благодатную из тем: как английский быт влияет на культуру. Это та самая Уорсли, что таскала ведрами воду из колодца, чтобы проверить, каково было слугам наполнять хозяйскую ванну, и доказала, что Джейн Остин писала свои романы в мечте не об идеальном замужестве, а об идеальном доме. А что же английская страсть к детективным историям? В новой книге Уорсли доказывает, что любовь к убийствам и убийцам – следствие той же самой респектабельности, настоящий комфорт для тех, кто и так окружен комфортом, и наслаждаться им могут только те, кто уже обеспечил себе теплую ванну и мягкие тапочки.


Алекс Павези. «Восьмой детектив»

«Эксмо», Inspiria

Книги зимы: 10 книг в удовольствие и утешение

Сколько один писатель может придумать идеальных детективов? Роман Алекса Павези – изящно выстроенная матрешка, здесь есть семь очевидных сюжетов, за ними неожиданно обнаруживается восьмой, а при желании, особенно если не брать написанное на веру, найдется и девятый, и десятый. А началось все с того, как математик Грант Макаллистер в 1937 году вывел формулу идеального детектива и опубликовал ее в статье «Комбинаторика детектива»: хороший детектив, утверждал он, складывается, как формула, из четырех компонентов. Затем Макаллистер опубликовал сборник таких идеальных детективов «Белые убийства» – и пропал. Много лет спустя его находит редакторша, которая хочет знать, откуда в этих рассказах столько неувязок, как они связаны с убийством актрисы Беллы Уайт в 1940 году и где писатель был все это время. Детективный роман Алекса Павези был бестселлером августа на Amazon, и в целом это не просто яркий дебют, но книга, играющая с читателем в опасную игру: как заставить его испытать острейшее удовольствие от чтения, одновременно не удовлетворяя до конца его любопытства.


Леонид Юзефович. «Филэллин»

АСТ, «Редакция Елены Шубиной»

Книги зимы: 10 книг в удовольствие и утешение

Леонид Юзефович еще 20 лет назад перепридумал жанр исторического романа так, чтобы видеть в нем состояние вневременной души, а не просто столкновение умов. Красиво звучащее слово в заглавии романа расшифровать несложно: «филэллин» – «любовь» и «греки». В начале XIX века «любящими греков» называли сочувствующих зарождающемуся греческому освободительному движению. Один из таких сочувствующих – герой романа, отставной штабс‑капитан Григорий Мосцепанов. Персонаж это вымышленный, но в этом романе придуманные герои действуют на реальных исторических полях. Все большие романы Юзефовича неизменно склоняются к единой теме: все мы, с нашими разнообразными убеждениями и яркими судьбами, на самом деле сливаемся в единое историческое тело, отражаемся друг в друге и, сколько ни воюй, по-настоящему существуем только в диалоге. Недаром подзаголовок этого гигантского исторического полотна – «Роман в дневниках, письмах и мысленных разговорах героев с отсутствующими собеседниками». В эпоху фейсбучных споров, лая, хейта и прочих фейк-ньюс Юзефович напоминает нам в самой изящной романной форме, что никто не существует в одиночестве, все на самом деле хотят быть услышанными, всем есть что сказать.


Майя Кучерская. «Лесков: Прозеванный гений»

«Молодая гвардия»

Книги зимы: 10 книг в удовольствие и утешение

Майя Кучерская наиболее известна книгой «для впавших в уныние» под названием «Современный патерик» (кстати, самое время ее перечитать), вышедшей в 2004 году, а в 2012-м вошла в шорт-листы литературных премий с повестью «Тетя Мотя», основательница первой в России школы креативного письма Creative Writing School. Книгу о Лескове она задумала еще в начале 2000-х, первые главы из нее опубликовала в 2016-м, ну а книга, которая получилась в итоге, полностью передает серьезность намерений и подхода ее автора. Время сейчас такое, что очень многие писатели занимаются сочинением биографий, словно ищут своих среди чужих. Николай Лесков своим не был никогда и ни для кого. Возможно, именно его политическая непримиримость и личная неуживчивость помешали его мирской славе, и Майя Кучерская справедливо считает – и доказывает, – что он был достоен большего. Эта биография, разумно и скромно устроенная из порой совершенно фантастических ярких деталей, показывает нам гения, который читателю почти незнаком, в обстановке, которую мы не разу еще не видели с такого ракурса. Огромный труд и по-настоящему большая книга.


Кэндис Карти-Уильямс. «Квини»

Перевод на русский Дарьи Ивановской
Livebook

Книги зимы: 10 книг в удовольствие и утешение

Дебютный роман Кэндис Карти-Уильямс в 2019 году получил премию British Book Awards – впервые в истории, когда эта премия досталась черной писательнице. Он рассказывает о жизни Квини, молодой жительницы Лондона с ямайскими корнями, после того, как ее молодой человек Том, скучный белый программист, предложил паузу в отношениях и выставил Квини за дверь. Она сняла комнату в заросшей плесенью квартире, встречается с белыми мужчинами, которые используют ее как сексуальный объект, и пытается справиться с работой в модном онлайн-журнале, куда хочет писать про движение в защиту прав черных, а от нее ждут статей о платьях знаменитостей, поддерживающих права черных. «Квини» – классическая история о кризисе и поисках себя, рассказанная на постколониальном материале, но так, что понятно абсолютно всем. То есть сложно быть черной девушкой с формами, которую все норовят потрогать за волосы и воспринимают как попу с сиськами, но еще и сложно быть девушкой, сложно прощать родителей, сложно найти место, где ты не будешь одинока. И хотя все здесь всерьез, это еще и очень смешная книга: достаточно сказать, например, что чатик подружек этой королевы Брикстона в изгнании называется «Корги», и это мило.


Стивен Пинкер. «Лучшее в нас»

Переводчики Галина Бородина, Светлана Кузнецова
«Альпина нон-фикшн»

Книги зимы: 10 книг в удовольствие и утешение

Стивен Пинкер – мыслитель, психолог и самый, наверное, критикуемый автор нашего времени. В эпоху, когда пессимизм стал мировой религией, Пинкер пытается быть умным и сдержанным оптимистом. «Лучшее в нас», его самая известная книга, написана в 2011-м, когда поводов для оптимизма, казалось, было больше. В ней Пинкер утверждает, что жить на самом деле стало лучше и ужасный новостной фон мешает нам заметить, как сократилось в мире количество насилия. В этой книге вся история человечества представлена как борьба наших внутренних ангелов со внутренними демонами, и ангелы пока побеждают. Долгий мир без глобальных войн, установившийся после Второй мировой, тому подтверждение: будет становиться только лучше. Пинкера очень любит политолог Екатерина Шульман, которая выступила здесь научным редактором и автором предисловия. В предисловии она пишет, что для нее Пинкер – настоящий рыцарь Просвещения, верящий в прогресс, творчество и способность людей побеждать собственную дикость. Попробуем поверить и мы.

Текст: Лиза Биргер

30 декабря, 2020

Новости

закрыть

Мы хотим быть там, где вам удобно, поэтому теперь узнать о том как провести время в Москве можно из наших аккаунтов в соцсетях. Мы говорим об этом городе понятно и интересно. Мы рассказываем о нем для вас.

Команда The City