Прочитайте отрывок из книги про то, как с легкостью достигать успеха

В издательстве «Бомбора» вышла книга «Тело и зрелое поведение. Фундаментальные основы тревожности, сексуальности и способности к обучению» Моше Фельденкрайза. В ней автор описывает глубокую связь между телесными страданиями и психическим здоровьем. Прочитайте отрывок о том, как развить шестое чувство и с наименьшими усилиями добиться наилучшего результата.

Правильная вертикальная осанка более эффективна, чем другие. Антигравитационные механизмы стремятся привести тело в вертикальное положение, или, точнее, в конфигурацию, в которой все несущие весовую нагрузку межсуставные поверхности подвергаются исключительно нормальной компрессии. Большинство преимуществ неустойчивого вертикального положения теряется при невыполнении этого условия.

Таким образом, возникает несколько вопросов:

  • Что позволяет тем, кто использует правильный, или лучший, способ организации движения, отличить его от других способов и продолжить использовать именно его?
  • Почему те, кто привык использовать неполноценный способ, придерживаются его, несмотря на то, что видят вокруг себя примеры более эффективного использования?

Может быть, это то самое je ne sais quoi, которое есть у некоторых людей и которое часто называют инстинктом или шестым чувством? Действительно, это и есть шестое чувство! Кинестетическое чувство. Это чувство, с помощью которого воспринимаются мышечное движение, вес, положение в пространстве и т. д. Органы, отвечающие за это чувство, разбросаны по всему телу. Это уже описанные нами проприоцептивные нервные окончания. Их координационный центр — лабиринт внутреннего уха.

Их общий принцип работы выглядит следующим образом. Все ощущения связаны с вызывающими их стимулами. Например, если, удерживая в руке 9-киллограммовую гирю, вы закроете глаза и если при этом бесшумно добавить определенный вес к тому весу, который вы уже удерживаете, вы этого не заметите, пока добавленный дополнительный вес не будет достаточно большим, чтобы вызвать наименьшее из заметных изменений в ощущениях. Вы не заметите муху, сидящую на гире весом 9 кг, но наверняка заметите прибавление веса в размере 0,45 кг, на самом деле вы, вероятно, обнаружите добавление половины килограмма или даже еще меньше, поскольку соотношение для такого рода ощущений составляет от 1/20 до 1/40. Это означает, что если вы держите 0,45 кг, вы сможете обнаружить прибавку от 11 до 22 граммов. Проще говоря, закон Вебера-Фехнера означает, что чем меньше вес, который вы держите, тем меньшую добавленную или убранную его порцию вы сможете заметить. Этот закон примерно применим ко всем ощущениям — света, звука, тепла, боли, запаха, мышечного усилия и т. д.

Точнее говоря, мы понимаем, что существует логарифмическая связь между ощущением и стимулом, а именно: «Изменение в стимуле (I), которое вызывает минимальное, но заметное изменение в ощущении (8), всегда находится в одинаковом соотношении со всем стимулом (I).» Таким образом: ∆S=K(∆I/I) и S = Log I + Const. Это закон Вебера-Фехнера, который действует в пределах нормального диапазона ощущений.

Люди, которые, на первый взгляд, спонтанно отдают предпочтение лучшему способу, в действительности способны обнаруживать небольшие различия в ощущениях. Все ощущения, в которых задействована мышечная деятельность, во многом зависят от минимального постоянного тонуса в мускулатуре. При минимально возможном тонусе вы чувствуете малейшее увеличение усилия.

Легкое и плавное действие достигается тогда, когда цель достигается наименьшим усилием, которое, в свою очередь, получается с минимальным присутствующим тонусом. Чем меньше стимул, тем меньше изменение, которое мы воспринимаем или способны обнаружить. При правильном вертикальном положении, которое удерживается посредством минимального необходимого тонуса, мы не только чувствуем малейшее изменение, благодаря чему исправление положения, когда оно необходимо, начинается вовремя, но и тело способно немедленно выровнять себя без подготовки. Большая часть обучения начинается с метода проб и ошибок.

Люди с тонким кинестетическим чувством склонны к низкому уровню тонического сокращения и не удовлетворяются, пока не найдут такой способ действия, который требует наименьшего усилия; кроме того, предел, до которого устраняются ненужные усилия, близок к идеальному минимуму. В нашем образовании упор делается на результат, а не на способ его достижения; даже если он будет достигаться ценой больших усилий, чем в действительности необходимо. При использовании больших усилий невозможно обнаружить небольшие различия; следовательно, начиная с определенного этапа, невозможно что-то улучшить. Таким образом, все остается таким, каким есть; огрубевшее кинестетическое чувство имеет тенденцию становиться все грубее и грубее, более тонкое — еще более тонким.

Активность становится привычной по мере ее повторений, на которые дается согласие. Привычный образ действий кажется правильным из-за такого неоднократно полученного одобрения. Это отвечает на два вопроса: почему одни люди спонтанным образом находят наилучший способ действий и придерживаются его и почему другие, несмотря на пример других людей, продолжают использовать свой худший способ. Они не способны почувствовать эту разницу. Если они не осознают ее на интеллектуальном уровне, они вообще никогда не узнают о ее существовании. Однако интеллектуального осознания недостаточно, чтобы коренным образом изменить положение вещей. Ведь все, что они могут делать, — это наблюдать за другими людьми и имитировать явно наблюдаемые различия.

Многие люди придерживаются этих принципов всю свою жизнь. Они считают, что все требует обучения и руководства. Им сложно научиться хорошо играть на пианино, они не способны плавать, танцевать или делать что-либо тем чудесным способом, которым пользуются «талантливые» люди так, словно берут свои навыки из ниоткуда. Им нужно перепрожить свою жизнь несколько раз, чтобы иметь достаточно свободного времени для тренировок, то есть имитировать внешние различия в выполнении всего того, что достойно восхищения в деятельности других людей.

Однако, как правило, ничто не разрушается до того уровня, чтобы это нельзя было «починить», — это объясняется большой значимостью обучения в жизни человека. Доминирующий контроль сознания позволяет улучшить любое действие, даже если способ его выполнения не является правильным. Многие действия совершаются обходными путями и напрасной тратой усилий. Именно поэтому люди, которые ходят самым неудобным образом, могут идти так же быстро, как и все остальные. Тот факт, что в большинстве случаев конечной точки можно достичь одинаково хорошо независимо от количества затраченных на ее достижение усилий очень удачно, поскольку делает возможной жизнь большого числа несовершенных исполнителей.

Рассматриваемый процесс представляет собой некий замкнутый круг, самокомпенсирующийся и достаточный для определенного способа существования, закрепленного на низшем уровне. В нормальных условиях не имеет большого значения, обладает ли человек тонким кинестетическим чутьем или нет. Обычно времени для обучения достаточно, и для внешнего мира неважно, сколько усилий прилагается при выполнении того или иного действия, если в конечном итоге цель достигнута. Когда нужно закрутить винт, неважно, умело используется отвертка или нет; ведь, по сути, его можно было бы ввернуть даже ножом. Для редко выполняемых и практически неповторяющихся действий можно использовать такой способ.

Так, если нужно вкрутить один или лишь несколько винтов, нож, скорее всего, не сильно пострадает, а винты будут ввинчены достаточно хорошо. Однако при обычных и постоянно повторяющихся действиях важно сохранить и сам инструмент. В живом организме инструмент должен улучшаться по мере использования, иначе безупречное действие будет возможным лишь на протяжении короткого времени. Если использовать нож для вкручивания большого количества винтов, он станет бесполезным и как нож, и как отвертка. При правильной работе инструмент должен оставаться в хорошем и, по возможности, даже в улучшенном состоянии. Неумелое выполнение требует больших затрат энергии, чем правильное. Часть энергии, которая не учитывается в совершаемом действии, расходуется на то, чтобы воздействовать на инструмент, на органы и другие механизмы, участвующие в действии. Никакое действие не является абсолютно эффективным, т. е. общая задействованная энергия всегда больше, чем та, которая требуется для выполнения конкретного действия. В живом организме любое отклонение исполнения от эффективного будет ощущаться как большое напряжение. Эффективная же деятельность ощущается как легкая и плавная, и по причинам, которые мы не можем обсуждать в данный момент, выглядит изящной.

Люди с плохо развитым кинестетическим чувством ощущают отклонения лишь когда присутствует чрезмерная неэффективность. Однако иногда по чистой случайности им удается выполнить определенное действие более эффективным способом, чем обычно, и они приходят в восторг от этого ощущения плавности, которое большую часть времени испытывают люди с тонким кинестетическим чутьем. Нас приучили думать, что именно постоянные тренировки приводят к легкому выполнению того или иного действия. В определенной степени это правда. Особенно когда человек, у которого мы учимся, или которому мы подражаем без его согласия, обладает прекрасным кинестетическим чувством. Но даже относительно несовершенного образа действий постепенно может начать складываться впечатление, что он становится все лучше и лучше, поскольку он превращается в привычный, и то, что прежде мы считали внутренним «трением», уменьшается за счет многочисленных повторений. Таким образом, это ощущение «правильности» вызвано лишь относительным улучшением, но никоим образом не служит гарантией правильности выполнения.

Таким образом, мы попали в замкнутый круг. Те, у кого есть тонкое кинестетическое чутье, продолжают улучшаться, а те, у кого его нет, продолжают ухудшаться. Нельзя здесь отрицать и важность наследственности. Но ее важность не является окончательной данностью и ее не стоит преувеличивать. Мы уже видели, какое влияние оказывает обучение, и знаем, что тонкое кинестетическое чутье может выйти из строя, если примет неправильный курс. Мы также рассмотрели механизм подобных неудачных выборов. Человеческие способности к обучению можно использовать как для получения плохих результатов с помощью хороших инструментов, так и для достижения хороших результатов посредством плохих инструментов.

Мы уже видели, что в действительности в основе обеих альтернатив лежит сознательное вмешательство. Те же средства необходимо использовать, чтобы научиться правильному методу действий. Если можно получить сознательное согласие и одобрение лучшего метода, можно легко изменить курс с постоянного ухудшения на постоянное улучшение. От наследственности тогда будет зависеть лишь скорость улучшения и, следовательно, из-за ограниченности срока жизни тот конечный уровень, которого можно достичь.

Есть основания полагать, что более сбалансированное использование нервной системы, достигаемое за счет лучшего использования себя, продлевает жизнь. Мы знаем, что в действительности большинство смертей происходит в результате истощения некоторых жизненно важных составляющих, в то время как остальные уходят в могилу с неизрасходованной жизненной силой. Лучшее использование должно способствовать более равномерному распределению износа, тем самым позволяя всей структуре более равномерно расходовать свои возможности. Таким образом, изменение направления развития от ухудшения к улучшению в целом устраняет среднестатистическое неравенство в наследственности.

Фото: Издательство «Бомбора»

16 сентября

Новости