Худрук Театра сатиры Евгений Герасимов — о том, как попал в кино, и о любви к режиссуре

В проекте «Сити» «Это Москва. Люди» на канале «Москва 24» поговорили с новым художественным руководителем Театра сатиры о том, почему он стал режиссером, за что полюбил Москву и как продумать новый театральный репертуар.

Эфир Это Москва. Люди от 14 июня

Когда мне было 12 лет, мы хулиганили на улице. Совершенно случайно мимо проходила ассистентка с «Мосфильма» и говорит: «Чего вы хулиганите, давайте лучше в кино сниматься!» Мы обрадовались, роли распределили: кто покрепче — партизана-чекиста играл, кто не очень крепкий — тот немца. В общем, заигрались. На следующий день пришли в школу, уроков мы не выучили, и одного из потенциальных будущих артистов учительница позвала к доске. Он говорит: «А я вообще артист, нам учиться ни к чему!» Она говорит: «Ты артист, да? Еще есть артисты?» Он говорит: «Да, вот еще там». Он нас выдал, и мы получили по двойке.
Когда я снялся в фильме «Человек, которого я люблю», произошло, как у Бергмана в фильме «Прикосновение», прикосновение к творчеству, к кино. Я очень полюбил профессию режиссера. Юлий Карасик меня поразил — я понял, что человек создает свой мир, которым он хочет поделиться.
Я был приглашен в поездку по Италии и в Ватикан на встречу с папой римским. Приехали, я прошел на третий этаж: там фрески, Микеланджело. Зашел к нему в его библиотеку, мы с ним беседовали 29 минут. Он говорил о величии русского искусства, культуры, литературы, большое внимание уделил Маяковскому — меня это очень поразило. Он говорил о том, что это особое явление в искусстве.

Все самое интересное — у нас в Telegram

Подписаться